tomtar: (Default)
Оригинал взят у [profile] gern_babushka13 в КНИГИ

Джон Дефорест. «Мисс Равенел уходит к северянам». Издана у нас в 1972 году (не совсем понятно зачем), в Штатах в 1867. Т.е. сразу, еще только-только могилки (братские) заросли. «В начале 1862 года... в армию северян вступил добровольцем тридцатипятилетний американский писатель Джон Дефорест».

Дефорест.jpg


Данный писатель и в самих Штатах разве что третьего ряда, но явно первоисточник Митчел. Там даже и прототип Скарлет просматривается. Пожалуй, и Батлера тоже, не могу судить, не помню. Ну и бесценный Стив Бене, «Тело Джона Брауна», читал, конечно, наряду с документами. А романчик-то, однако, полный ровесник «Войны и мира».

Read more... )
tomtar: (duda)
"Теперь у Уэба выработалась новая медвежья привычка: почесываясь о дерево, он пытался как можно выше достать своим носом. Пожалуй, Уэб и сам еще не замечал того, что каждый раз, когда он приходил к одному и тому же дереву через неделю или две, он доставал все выше. Он теперь быстро рос и входил в силу. Уэб бывал то в одной, то в другой части ущелья Мититсе и всюду чувствовал себя хозяином. Он чесался о разные деревья и всюду на деревьях оставлял отметины. Таким образом он сам обозначал границы своих владений... Eсли ему встречались сухие деревья с отметками черных медведей, он ударял их своей громадной лапой, и деревья с треском валились на землю; если же отметки черных медведей были на зеленых деревьях, он ставил на этих же самых деревьях гораздо выше свои собственные метки, закрепляя их глубокими царапинами своих железных когтей.

между нами, канадцами... )

tomtar: (merle)
Та-ра-ра-бумбия,
Сижу на тумбе я,
И горько плачу я,
Что мало значу я.
Сижу невесел я
И ножки свесил я.
Та-ра-ра-бумбия,
Сижу на тумбе я...


Эта нелепая песенка уже может считаться классикой: "Та-ра-ра-бумбия" рефреном проходит в чеховских "Трех сестрах" и "Володе большом, Володе маленьком", поминается другими авторами и удостоилась статьи в Википедии. В Вики, правда, речь идет о заграничном оригинале - фривольной шансонетке под названием "Ta-ra-ra-Boom-der-ay!", но и отечественный вариант не остался без внимания исследователей (тут и там).

A silly song I heard today.
The melody was bright and gay,
Clever little catchy tune,
I could sing it night or noon.
Tah Rah Rah Boom-di-ay !


Тitle to immortal fame )
tomtar: (Default)
"Убить пересмешника" - книга обманчиво простая. Детский взгляд - но в отстраненности воспоминаний взрослого. "Южная готика" - но через иронию жительницы Нью-Йорка. И есть еще один ракурс, неявный для русского читателя: линия Страшилы Рэдли изящно вписана в фигурные рамки серийных приключенческих книг для подростков, которые с упоением читают Джим, Глазастик и Дилл.

"...мы перестраивали свой древесный домик - гнездо, устроенное в развилине огромного платана у нас на задворках; ссорились, разыгрывали в лицах подряд все сочинения Оливера Оптика, Виктора Эплтона и Эдгара Раиса Бэрроуза. Тут Дилл оказался для нас просто кладом. Он играл все характерные роли, которые раньше приходилось играть мне: обезьяну в "Тарзане", мистера Крэбтри в "Братьях Роувер", мистера Деймона в "Томе Свифте".



Памятник_героям Харпер Ли в Монровилле
tomtar: (Default)
Оригинал взят у [profile] gern_babushka13 в СВЯЗЬ ВРЕМЕН

Получили в подарок роскошную книгу (балуют нас друзья, ох, балуют). Интереснейшая затея — интервью со столпами современного российского китаеведения. Кстати, часть международного проекта. Т. е. умные люди, одолевшие самую непостижимую вещь в мире — китайскую грамоту — рассказывают простыми словами, что их к этому подвигло, как дошли они до жизни такой.

РУ КИ.jpg

Начинаю перелистывать веером, задерживает стихотворение:

Большая страна Китай!
Повсюду – и там, и тут,
Цветет ароматный чай,
Который все в мире пьют…
Дальше про Шанхай, корабли...

Это же наша целинная песня! Только немножко иначе:

Хороша страна Китай,
Древних городов не счесть,
Красивый порт Шанха-(ай!)
Нá берегу там есть!

Корабли бегут в Шанхай,
Корабли бегут гурьбой,
И ароматный ча-(ай!)
Óни увезут с собой!


китайчонок Лан.jpg

Read more... )
tomtar: (Default)
Не берусь объяснять, чем вызван столь настойчивый интерес к предмету, но результат любопытен.

Мандрівники та вояки )
tomtar: (Default)
Любимый старшим поколением роман Вениамина Каверина "Два капитана" и более знакомый современному читателю роман Дэна Симмонса "Террор" опирались, среди прочих материалов, на один общий источник - дневник штурмана Валериана Альбанова с пропавшей шхуны "Святая Анна".


Рисунок В.И.Альбанова.jpg


tomtar: (Default)
Чем мне нравятся шведские музеи, так это тем, что в них никогда не бывает скучно. Неважно, чему посвящена экспозиция - тысячелетнему культурному наследию или вчерашнему мусору, - в любом случае она будет сделана с любовью, чувством юмора и толикой сентиментальности. Занимательность и познавательность смешаны в деликатной пропорции, равно пригодной для маленьких и больших. Почтовый музей в Стокгольме - не исключение.

postmuseet_hall.png


Read more... )
tomtar: (duda)
Последний самодержавный правитель Османской империи султан Абдул-Хамид II стоял во главе большой, но ослабленной и индустриально отсталой страны, в чем он прекрасно отдавал себе отчет. В поисках военно-политических союзников, султан обратил свой взор на Восток - к набиравшей силу Японии. Император Мэйдзи незамедлил откликнуться, отправив в Стамбул официальную миссию с почетными дарами, среди которых были и высшие ордена Японии. Протокол требовал по меньшей мере равноценного ответа. В 1890 году фрегат "Эртогрул" под началом адмирала Осман-паши направился на Дальний Восток, везя в дар японскому императору орден Имтиаза, Коран с великолепными иллюстрациями и множество иных предметов, наиценнейшим среди которых был, по мнению турецкого исследователя Октана Келеша, Аламет.

Аламет


Read more... )
tomtar: (Default)
Вот он, мальчик Дик из бедного квартала богатого американского города Нью-Йорка, верный спутник советского детства, изобильного на истории о маленьких жертвах капиталистической действительности. Дик среди них не затерялся - синяя "пиратская" бутылка, помните?



Read more... )
tomtar: (Default)
"Все кругом говорят: «Жаконя, Жаконя!» А кто такой Жаконя - никто толком и не знает."
(Юрий Магалиф "Приключения Жакони")


Любимой игрушкой моей старшей сестры была плюшевая обезьянка. По-моему, она до сих ее хранит. Сила детской любви оставила проплешины на шоколадной шкурке, а байковая мордочка и вовсе протерлась до дыр, но обезьянка неизменно сидела на самом видном месте в сестрином уголке. Звали обезьянку Жаконя. На мой недоуменный вопрос, откуда взялось такое имя, сестра, как само собой разумеющееся, сообщила: "Была такая передача".
"Тяпа, Ляпа и Жаконя" к тому времени уже переселились в архив Ленинградского телевидения, у меня и моих сверстников были другие передачи, и вряд ли кто-нибудь из нас распевал самоуверенный рефрен "Жако-о-о-ня молодец!" Но причина появления в доме игрушечной обезьянки была, безусловно, понятной и уважительной.



Правда, она все равно не объясняла странного имени. Ссылка на книгу о приключениях одноименной тряпичной обезьянки тоже не показалась мне веской: имя героя в ней было уменьшительным от Жако. Обезьянка Жако - абсурд! Жако - освященное временем имя для попугаев, чудесный рассказ Сергея Воронина не оставлял в этом сомнений. А обезьянка должна была бы называться Читой или, на худой конец, Чи-чи.
Обезьяна Чи-чи-чи
Продавала кирпичи.
За веревку дернула
И...


Ну, не важно...

А может быть, истоки загадочного имени кроются в событиях столетней давности, происходивших в месте, над которым сияло волшебное слово "Чинизелли"?

Браво, Жакомино! )
tomtar: (Default)
В не столь уж далекое время длина штанов имела архиважное значение: она символизировала границу между мальчиком и мужчиной. "Длина брюк обозначала возраст. Только по достижению десяти-двенадцати лет мальчики, отправляясь в гимназию, лицей или школу, надевали свои первые длинные брюки", отмечает в своей книге "Ленты, кружева, ботинки..." Раиса Кирсанова.

А был он заправским мужчиной,
С сознанием собственных сил,
И ножик вертел перочинный,
И длинные брюки носил.
<...>
О мой благородный и гордый
Заступник, гигант и герой!
В то время ты кончил четвёртый,
А я перешёл во второй.

(В.Берестов "Великан")

t_eryomina_murzilka_1962_9.jpg


Разумеется, детские книги не могли пройти мимо столь значимого жизненного рубежа.

То были торжественные дни всеобщего признания моего величия и длинных брюк навыпуск )
tomtar: (Default)
Трогательное большеухое существо, придуманное Эдуардом Успенским и обретшее свой классический облик в мультфильме Романа Качанова, стало одним из самых известных наших брендов. Слава его перешагнула рубежи отечества. Чебурашка обрел верных поклонников в Стране восходящего солнца, где не только закупили права на двадцатилетний прокат наших мультфильмов, но и сняли собственный полнометражный кукольный мультипликационный фильм со странной игрушкой, найденной в ящике с апельсинами, как дань уважения легендарной советской ленте.

Чебурашка.jpg



однако есть мнение... )
tomtar: (Default)
"До Нижней Пщины было ещё далеко, Евгений решил посвятить своё новое путешествие изучению польского языка.
— Агнешка, — сказал он, выглянув из-за книжки, — тут какая-то ошибка, Здесь написано: «Жница жнет жито, а в жите жужжит жужелица».
— Никакой ошибки! Так бывает! — энергично вмешался дядя Стась.
— А по-моему, это невозможно! — сказал Евгений.
— Отчего же? — вежливо спросила Агнешка. — Летом жницы жнут, и бывает, что в жито на минутку заглянет жужжащая жужелица.
— Но разве бывает столько жужжащих звуков в одном предложений?
— Бывает и больше. Представь себе, что жницы жнут жито, например, в Косьцежине, Ожише или Кшиже.
— Или в Щебжешине, — для большей точности добавила тётя Геля.
— Просто голова идёт кругом, — сказал Евгений."
(А.Осецкая "Здравствуй, Евгений")

Не знаю, были ли в оригинальном тексте трогательной и немного грустной сказки Агнешки Осецкой жницы и жужелицы, но в любом случае - браво переводчику. Хоть так, хоть приглушенно, донес он до русского уха могучее жужжание, коим славны Пщины и Щебжешин. "W Szczebrzeszynie chrząszcz brzmi w trzcinie i Szczebrzeszyn z tego słynie" - строчка, знакомая каждому поляку.

Read more... )
tomtar: (Default)
От старой крепости в испанской Корунье осталось лишь несколько фрагментов стен и бастион, превращенный в маленький висячий сад, носящий имя Сан-Карлос. Смотровая площадка на краю крепостной стены обращена к Атлантике. Позади, в глубине садика, в тени раскидистых дубов стоит саркофаг. Это могила английского генерала Джона Мура.



A Coruna_Sir John Moore's tomb



О Муре у нас, наверное, знают только любители военной истории. Он был уроженцем Глазго, происходил из родовитой, но не слишком богатой семьи, что, видимо, и определило выбор военной карьеры. Всю свою жизнь, начиная с пятнадцатилетнего возраста, провел в военных кампаниях. Сослуживцы его уважали: Мур слыл образцом офицера и джентльмена - "слуга царю, отец солдатам", был умен, порядочен и скромен. Немало сделал для реформы подготовки пехотных войск. Погиб в 47 лет во время наполеоновской кампании, прикрывая отступление британского корпуса из Коруньи.

Его смерти мы обязаны памятным образцом лирического дара русского офицера и появлением выразительного траурного марша.

tomtar: (Default)
Сейчас, по-моему, радио слушают только в машине, перемещаясь из пункта А в пункт В. Это раньше радиотрансляции были ежедневным бытовым фоном. Невнятно бубнила радиоточка на кухне, иногда прерываясь размеренным стуком метронома и сообщением, что в Петропавловске-Камчатском, как всегда, полночь. Изредка ухо выхватывало что-то интересное, и тогда рука тянулась прибавить звук. Так ко мне приходили радиопостановки. Почему-то всегда с середины, и потом приходилось мучительно доискиваться, что же это была за книга. Обрывочные воспоминания об одной из них долго не давали покоя. Что-то приключенческое, про школьников, оказавшихся в немецком бункере, про ядовитые консервы и взрыв. Помнились мне еще какие-то радиопереговоры с внешним миром и позывные "Карточный домик". Парнишка, который всех спас, был в обычной жизни размазней, но в трудной ситуации вел себя достойно. Когда страна быть прикажет героем, у нас героем становится любой, ага. Рассказ был захватывающим, напряженным и без лишней патетики. Но с каким-то непонятым мной до конца, интуитивно чувствуемым подтекстом. Хорошие детские книги ведь пишут писатели, которые помнят, что их читатели однажды вырастут.

Read more... )
tomtar: (Default)
По странному своему свойству, я всего живее отзываюсь на частное, а не целое. Не здание, но деталь; не картина, но фрагмент; не сюжет, но эпизод, часто случайный, вроде стихотворения, написанного много веков назад на полях латинской рукописи ирландским монахом-переписчиком, отрешившимся на мгновение от трудов праведных.

Пангур Баан, котик мой,
мы охотники с тобой.
Ловим мы в тиши ночей:
я - слова, а ты - мышей.

Read more... )

tomtar: (Default)
poster_Far and Away Как часто мы склонны недооценивать "рожденное в СССР". Вот, скажем, не такой уж давний американский фильм "Далекая страна" ("Far and away") о том, как дочка богатого землевладельца и нищий крестьянин сбегают из родной Ирландии на Дикий Запад, чтобы начать там новую жизнь. Разумеется, резвая барышня оказывается абсолютно неприспособленной к самостоятельной жизни, и простому крестьянскому парню с благородной душой приходится взвалить на себя заботу о ней. Со строгой нравственной чистотой он выдает ее за свою сестру и вкалывает за двоих, пока романтическая аристократка овладевает необходимыми практическими навыками. Как и положено в подобных историях, вместе им предстоит пройти через массу испытаний, тайно влюбиться друг в друга, пожертвовать своим чувством во имя благополучия любимого и, наконец, воссоединиться в эффектном финале.

Эта душещипательная мелодрама подавалась с типично голливудским размахом: широкий экран, красивые пейзажи, дорогие суперзвезды, масштабные постановочные сцены, сладкий саундтрек. А между тем тот же сюжет был скромно, без всякой помпы изложен на желтоватой газетной бумаге отечественных изданий еще три десятка лет назад.

Read more... )
tomtar: (Default)
Началось все вот с этой книги.





Г.Димитриу "Приключения аиста"
пер.с молдавского
Лумина 1971
формат 60x84 1/8
илл.автора




Read more... )
tomtar: (Default)
Не тревожа тени великих, возьмусь, как всегда, за вещицы скромные и слегка запылившиеся.

В самой темени как раз показался красный глаз )

tomtar: (Default)
Знаменитый лопнувший рельс из рассказов о героических пионерах, которые останавливали своим галстуком поезд, с детства возбуждал мое любопытство. И не зря.

История эта имеет долгую, как товарный состав, традицию.




tomtar: (milles)

– Ну-с, так... - сказал хорошо поставленный мужской голос. – В некотором было царстве, в некотором государстве был-жил царь, по имени... мнэ-э... Ну, в конце концов неважно. Скажем, мнэ-э... Полуэкт... У него было три сына-царевича. Первый... мнэ-э-э... Третий был дурак, а вот первый?..
А. и Б. Стругацкие «Понедельник начинается в субботу»

Сравнительно недавно появившаяся у нас книга Эдит Патту "Восток", где старая добрая норвежская сказка "На восток от солнца, на запад от луны" трансформирована в многостраничный роман, заставила меня задуматься о прототипах и заимствованиях. Нет, то, что оригинальных сюжетов в мире раз, два и обчелся – для меня не новость. Но захотелось пособирать примеры. Исключительно - в литературной сказке.

Начну, разумеется, с классиков. Вопреки распространенному мнению, культивируемому школьным курсом литературы, сказки Пушкина обязаны Арине Родионовне не столько сюжетами, сколько стилем. "Сказка о золотом петушке" является переложением "Легенды об арабском звездочете" Вашингтона Ирвинга из сборника новелл "Альгамбра" (1832г.). В свою очередь, новелла Ирвинга имеет впечатляющее сходство с "Легендой о Кудиат-Эль-Субуне" из книги Ф.Архенгольца "История морских разбойников Средиземного моря и Океана" (1802).

"Сказка о мертвой царевне и семи богатырях" повторяет сюжет сказки братьев Гримм о Белоснежке и ее гостеприимных гномах. Мрачную подоплеку трогательной истории о малых сих недавно обнародовал немецкий историк Экхард Зандер. В своей книге "Белоснежка: миф или реальность" он утверждает, что прообразом Белоснежки послужила реально существовавшая в XVI веке красавица - графиня Маргарита фон Вальдек из графства Бад Вилдунген. Гномы тоже существовали на самом деле - это были дети, которые по 12 часов в день работали на медном руднике, принадлежавшем брату графини. Несчастные маленькие рудокопы вырастали скорченными и хромыми, они рано седели и редко доживали до совершеннолетия.

<Как ни удивительно, но "Сказка о рыбаке и рыбке" тоже нам неродная. Это пересказ сказки "Рыбак и его жена" все тех же братьев Гримм, в которой рыбка - вообще-то, прозаичная камбала - оказывается заколдованным принцем.

Популярный диснеевский мультфильм открыл широким массам (по крайней мере, той их части, что читала Аксакова), что наш "Аленький цветочек" произрос, возможно, на французской почве: в 1756г. году Лепренс де Бомон обогатила литературу притчей "Красавица и чудовище". Впрочем, мадам де Бомон лишь обработала и свела к узнаваемому сказочному виду многостраничную и многосюжетную новеллу своей соотечественницы, Габриэль-Сюзанн Барбо де Вильнев, опубликованную шестнадцатью годами раньше. Мотивы этой истории восходят к новелле "Амур и Психея" из сатирического романа Апулея "Метаморфозы, или Золотой Осел", что-то похожее встречается в сборнике сказочных новелл "Приятные ночи" Джованни Франческо Страпаролы (1550-1553), но именно вариант де Бомон приобрел широкую популярность во всем мире.

"Три медведя" Льва Толстого, несмотря на сугубо автохтонный облик, иммигрировали в российский пейзаж из одноименной английской сказки в изложении Роберта Саути (1837).

Советские писатели тоже немало потрудились на этой ниве. Помимо хрестоматийной пары Буратино - Пиноккио на ум сразу приходит "Волшебник Изумрудного города" A.Волкова и цикл Л.Ф.Баума о Странe Оз. Менее известно, пожалуй, что "Приключения доктора Айболита" K.Чуковского являются свободным пересказом книг Хью Лофтинга о докторе Дулиттле, а носовский Незнайка заимствован из дореволюционной книжки Анны Хвольсон "Царство малюток. Приключения Мурзилки и лесных человечков".

Попадаются и более экзотические примеры. В 1953г вышел русский перевод сказочной повести Джанни Родари "Приключения Чиполлино". Мальчик-луковкa весело и изобретательно боролся за права своих друзей, овощей-бедняков, против зарвавшихся фруктов. Садово-огородную тему в условиях победившего социализма продолжил в 1966г. Константин Лагунов повестью "Городок на бугре", где сказочные персонажи Пахтачок и Кукурузинка строят свое светлое будущее в компании Тыквы, Репь Репьевича, Мэри Ковки и прочих представителей флоры. А Витаутас Петкявичюс порадовал нечерноземным гибридом "Буратино" и "Чиполлино": сказкой "Приключения Желудя".

А что же старушка Европа? О, здесь тоже не все так просто.
Сюжет о заколдованной принцессе, спящей в своем замке в ожидании принца, известен нам прежде всего по сказке Ш.Перро "Спящая красавица". Однако сказка Перро – отнюдь не единственна в своем роде. Самое раннее упоминание о Спящей Красавице встречается в средневековом французском рыцарском романе "Персефорест". На пару столетий позже сказка со схожим сюжетом обнаруживается в сборнике неаполитанца Джамбаттисты Базиле "Пентамерон" (день 5, сказка 5). Этот вариант больше всего повлиял на "Спящую красавицу" Шарля Перро. Переработку той же сказки из сборника Базиле представляет собой и сказка братьев Гримм "Шиповничек". На русском языке "Шиповничек" появился в стихотворном переложении В.Жуковского под более привычным для нас названием "Спящая царевна". Именно сказка братьев Гримм - самая известная версия "Спящей красавицы", заканчивающаяся поцелуем принца и пробуждением девушки, тогда как у Перро сказка продолжается мрачной историей о матери принца, которая, оказывается, вела свой род от людоедов и была непрочь откушать внуков.

Небольшая повесть немецкого романтика Адельберта Шамиссо "Удивительная история Петера Шлемиля" (1814) о человеке, необдуманно расставшемся со своей тенью в обмен на сиюминутную выгоду, породила целый ряд произведений, так или иначе варьирующих этот сюжет: прежде всего "Тень" Андерсена вместе с одноименной пьесой Евгения Шварца. Сюда же можно отнести "Холодное сердце" В.Гауфа и собственно детские версии: сказочные повести Д.Крюса "Тим Талер, или Проданный смех", "Момо" М.Энде или "Маленькую принцессу" и "Удивительные приключения мальчика без тени и тени без мальчика" С.Прокофьевой.

Сумрачный тевтонский разум вообще способен порождать исключительно заразительные кошмары. Ядовито-гротескная фантасмагория Э.Т.А.Гофмана "Крошка Цахес, по прозванию Циннобер" о маленьком и злобном уродце, который благодаря трем волшебным волоскам обретает способность присваивать себе чужие достоинства, аукнулась "Парфюмером" Патрика Зюскинда. Кстати, самого "Цахеса" можно рассматривать как антитезу сказке Ш.Перро "Рике-Хохолок", герои которой, напротив - взаимно обогащают друг друга.

Заводная кукла, сделанная столь искусно, что ее принимают за живую девушку, из гофмановского же "Песочного человечка" легко узнается и в кукле наследника Тутти ,и в таинственном манекене из рассказа А.Грина "Серый автомобиль", и в хитроумном муляже, сработанном доктором Кальмениусом в готической сказке Ф.Пулмана "Часовой механизм, или Все заведено".

Неординарный образ героического барона Иеронима Карла Фридриха фон Мюнхгаузена, созданный Р.Э.Распе, вызвал к жизни бесчисленное количество двойников: вспомнить хотя бы "Приключения капитана Врунгеля" А.Некрасова, "Спасителя океана" и "Продавца приключений" Г.Садовникова, "Звездные дневники Ийона Тихого" С.Лема, "Космические похождения капитана Небрехи" Ю.Ячейкина или недавно переведенные на русский язык "13½ жизней капитана по имени Синий Медведь" Вальтера Морза. Ну и конечно, того самого Мюнхаузена.

Любопытна ситуация с произведениями английского писателя-юмориста Томаса Энсти Гатри, писавшего под псевдонимом Ф.Энсти. Энсти принадлежат две оригинальные идеи, широко растиражированные впоследствии более или менее удачливыми подражателями и интерпретаторами. Его первая книга "Шиворот-навыворот, или Урок для отцов" была опубликована в 1882 году (русский перевод – в 1907) и рассказывала удивительную историю об отце и сыне, под воздействием волшебного индийского камня поменявшихся местами: занудный отец-коммерсант превратился в четырнадцатилетнего школьника, а разгильдяй-сын внезапно оказался в теле пожилого бизнесмена.

Наш ответ Чемберлену находим в пьесе Юрия Сотника "Просто ужас" и в известном произведении Е.Шварца "Сказка о потерянном времени". Впрочем, в сказке Шварца злые колдуны-старички, в отличие от героев Энсти и Сотника, вполне комфортно чувствуют себя в облике незадачливых школьников. Еще дальше пошел такой признанный мастер, как Рэй Бредбери. В его жутком, как кошмарный сон, рассказе "Детская площадка" отец добровольно занимает место маленького сына, чтобы избавить ребенка от жестокостей и страданий, сопровождающих процесс взросления.

Гендерным отражением истории, рассказанной Энсти, порадовала публику в 1972г. американка Мэри Роджерс. Ее повесть "Freaky Friday" известна у нас благодаря подростковой комедии "Чумовая пятница".

Кинематографическое воплощение - вообще отдельная песня. "Чумовая пятница"-2003 с Джейми Ли Кертис и Линдси Лохан - это уже третья по счету экранизация книги Роджерс. Первая вышла в 1976г. (непутевую дочь в ней играла Джоди Фостер), вторая появилась в 1995. Пьеса Сотника экранизировалась дважды: в 1971г. под названием "Два дня чудес" и в 1982, в виде двухсерийного телефильма "Просто ужас!". Оригинальная повесть Энсти тоже не была обойдена вниманием: ее экранизировали по крайней мере трижды под названием "Vice Versa" (в 1916, 1937 и 1981 году), в 1985 появился клон, поименованный "Like Father Like Son". В ополовиненном, если так можно выразиться, виде та же самая идея использована в фильмах "Большой", "Снова 18" и "Из 13 в 30". Несколько более игривую версию предлагают фильмы, где «обмен разумом» происходит не между подростком и взрослым, а между мужчиной и женщиной. Остается только изумляться постоянству кинотворцов, упорно не желающих расставаться с этой любезной их сердцу темой.
<
Однако вернемся к литературе. В 1900г вышло другое знаковое произведение Энсти - повесть "Медная бутылка", комически интерпретирующая известный сюжет об Аладдине и волшебной лампе. В повести Энсти ничего не подозревающий лондонский архитектор выпускает из кувшина джинна, заточенного туда царем Соломоном. Увы, Запад есть Запад, Восток есть Восток: то, что в иных бесхитростных палестинах воспринимается как редкая удача, в чопорном Лондоне может стать тяжким бременем. Всемогущий джин в британском варианте демонстрировал весьма утомительную услужливость, а творимые им чудеса имели, как правило, нежелательные последствия.

Тема опять же стремительно обрела популярность. Соотечественница и современница Энсти, Эдит Несбит при написании одной из лучших своих сказок "Пятеро детей и Оно" (в других переводах «Пятеро детей и чудище», «Чудозавр») о песочном эльфе Псаммиаде, склонном своеобразно трактовать загаданные желания, вдохновлялась, по ее собственному признанию, именно творением Энсти. В 1975г. все в той же Англии вышла повесть Роберта Лисона "Джинн третьего класса". Лисон предпочел сосредоточиться на модной сейчас теме толерантности. Его джинн, обнаруженный лондонским школьником Алеком Болдуином в пивной банке, имеет облик здоровенного негра, вызывающего у британских полицейских естественное подозрение в незаконной иммиграции. А сочинение, написанное Алеком при непосредственном участии джинна, вызывает у его учителя истории потрясение своим свежим взглядом на крестовые походы.

Русский перевод повести Ф.Энсти появился в 1916г., а в 1938г. вышла первая редакция - ну, разумеется! - сказки Л.Лагина "Старик Хоттабыч". Взрослого архитектора с матримониальными проблемами заменил юный пионер Волька, но основные сюжетные ходы сохранены. В свою очередь, "Хоттабыч" послужил основой для повести Кира Булычева "Гость в кувшине", где с неумным, жестоким и совершенно невоспитанным джинном приходится разбираться «девочке из будущего» Алисе Селезневой.

Бытование ориентальных джиннов в сказке европейской приобретает дополнительную пикантность, если вспомнить, что некоторые исследователи вслед за сэром Ричардом Бертоном полагают, что послуживший авторам источником вдохновения "Аладдин" (как и целый ряд других сказок из "1001 ночи") - не более чем искусная стилизация, добавленная в оригинальный арабский текст его первым переводчиком, французом Антуаном Галланом.

И напоследок – совсем другая история. В 1890г. русский писатель и талантливый художник-иллюстратор Николай Каразин издал повесть "С севера на юг. Путевые заметки старого журавля". Она написана в жанре «научной сказки», повествующей от лица журавля о первом в его жизни перелете с родных Осташковских болот в далекую Африку, и является своеобразным занимательным учебником географии. "Удивительное путешествие Нильса Хольгерссона с дикими гусями" Сельмы Лагерлёф вышло в свет только через 17 лет. А еще через 60 лет круг замкнулся книгой В.Федорова с неслучайным названием "Летящие к северу" - историей гагачьего семейства, отправляющегося на зимовку.

Будем справедливы: все эти пересказы, перелицовки, подражания и вариации на тему представляют собой, к чести их авторов, вполне самостоятельные произведения, иной раз превосходящие в художественном отношении свои прототипы. Ну а нам, читателям, того ведь только и надо. Как там оно у Николая Николаевича Каразина… «лишь бы это рассказанное вас заняло, вам понравилось бы и облагораживало ваши понятия. Тронуло вас, подействовало на душу и сердце, ну и спасибо!»

Хотя я все-таки предпочту Асбьернсена.