tomtar: (Default)
Брат_001.jpg
   <В.Крапивин "Брат, которому семь"
   Детская литература 1966
   рис.В.Трубковича
   формат 60x84 1/16
   тираж 100 000


Это первая моя книжка Крапивина. Она-то и научила меня запоминать имена на обложках: книжка была библиотечная, и когда мне захотелось перечитать так понравившиеся рассказы про Альку и Лапу, найти на стеллажах "такую, с синей обложкой" оказалось непросто. Библиотекарь помогла, подсказала про алфавитный порядок. Наверное, в самый первый поход в библиотеку она это тоже объясняла, но мне ее слова показались занудным излишеством. Но теперь-то имя автора запомнилось прочно - Владислав Крапивин.

"Брат, которому семь" - это весь будущий Крапивин в сжатой форме: крепкая дружба разновозрастных героев, незаслуженные обиды и нежданная товарищеская помощь, самодельные карнавальные костюмы и даже старенький тряпичный заяц. Незатейливость рассказов искупалась непосредственностью и теплотой. Иначе вряд ли помнилось годами, как маленький Алька тихонько ревел в первую ночь в лагере, а незнакомый мальчишка с добрым голосом шептал ему утешительные истории. Как спалили долгожданные "моряцкие" штаны. Как охотились на жуткое полосатое чудовище. Как Алька предал друга. Как были космонавтами.

Мне кажется, это одно из самых удачных изданий Крапивина. Кроме рассказов про Альку, в сборнике есть замечательная история про арбузную планету и очень какой-то ладный и правильный рассказ "Айсберги проплывают рядом". Ну и рисунки Трубковича - уже форзацный разворот обещает, что будет интересно.

Один из рассказов сборника, "Короткое счастье", в другом издании с иллюстрациями Олега Коровина, был уже в обзорном посте, поэтому, как ни люблю его, дублировать здесь не стану, покажу в основном страницы с иллюстрациями.

Read more... )


Брат___.jpg
tomtar: (Default)
Летуны_000.jpg Одно прекрасное детство случилось в то время, когда по улицам еще ездили извозчики, а автомобилям разрешалось гудеть сколько хочешь. Детство это было богато на поразительные события, о которых дед Петя с удовольствием поведал внуку Пете.

Когда деду Пете было пять с половиной лет, он за один день успел сгореть дотла, поработать обезьянкой и сделать "бочку" на аэроплане. Дело в том, что лучшими друзьями детства папы маленького деда Пети были знаменитый дрессировщик Анатолий Дуров и замечательный пилот В.Т.Барановский. Общение с такими выдающимися людьми подарило семье деда Пети незабываемые впечатления.

История, рассказанная дедом Петей - это непрерывная цепь комических приключений, как в немых короткометражках зари кинематографа. Slapstick comedy. "Одно прекрасное детство" и было фильмом, детской музыкальной комедией, сценарий которой через несколько лет был переработан в повесть. Вышло скучновато. В кино механистическое нанизывание гэгов смягчалось условностью жанра. А книжка получилась нарочитой. Не хватает ей тепла настоящих воспоминаний. Только первые главы, где дед Петя и внук Петя увлеченно строят самолеты, каждый свой, получились хорошими. Настоящими.


Пламенный мотор )



Segel.jpg Режиссер и сценарист Яков Сегель, написавший повесть, действительно пережил в детстве захватывающие приключения. Пусть не в пять лет, а в двенадцать. Он - это Роберт Грант из старого фильма, ловко взбиравшийся на мачту с песенкой про веселый ветер. Счастливый мальчик с открытой улыбкой, которому люто завидовали все пацаны в темноте кинозалов 1936 года.




А последняя картинка просто так. Потому что нравится.



Taynaya_podgotovka.jpg
tomtar: (Default)
Мне кажется, книги о самоделках можно было бы выделить в отдельный жанр - их число и разнообразие в былые годы весьма впечатляло. Вспомним хотя бы "Веселую мастерскую" или экстравагантные "Уроки занимательного труда".

img002.jpg   img006.jpg   img009.jpg

Gangnus_cover.jpg     Gangnus_21.jpg




Да и чудесная "Азбука" Воскресенской, Редозубова и Янковской полюбилась многим в первую очередь благодаря страничкам с симпатичными поделками.

Азбука_1970.jpg   Азбука 7.jpeg

Та самая азбука_2.jpg




А "Сто затей двух друзей"? Помню, в свое время творческие поиски приятелей-изобретателей казались мне не менее захватывающими, чем классические приключенческие романы.

Книга Галины Бубекиной и Татьяны Гославской на этом фоне выглядит суховато. Их "Самоделки из природного материала" - это пособие для детских кружков, деловитое и основательное. Главы, посвященные плетению из лозы, соломы и бересты вполне сгодились бы и взрослому, осваивающему кустарные промыслы. Но традиционными материалами авторы не ограничиваются, предлагая пофантазировать с камешками, картофелинами, репейником и даже рыбьей чешуей.

Г.Бубекина, Т.Гославская "Самоделки из природного материала"
Молодая гвардия, 1960
оформление В.Кулькова
рисунки в тексте выполнены по эскизам авторов С.Наумовым
формат 60x92 1/8
тираж 85 000


Самоделки_000.jpg Самоделки_1000.jpg


Умелые руки )
tomtar: (Default)
Зима, однако...

    Н.Некрасов "Мужичок с ноготок"
    Детгиз, 1960
    рис.В.Ладягина
    формат 62x94 1/8
    тираж 500 000




Read more... )
tomtar: (Default)
    К.Морозов "Белый налив"
    "Малыш" 1969
    илл.Г.Макавеевой
    формат 60x90 1/8
    тираж 150 000


Об авторе этой книжки удалось найти только строчку из аннотации к роману о сельских комсомольцах 20-х годов: "К.Морозов родился и вырос в деревне, с малых лет познал тяжесть подневольного батрацкого труда, в 1923 году вступил в комсомол, в 1930 году комсомолом был выдвинут на работу в газету. С тех пор вся его деятельность связана с советской печатью."
В рассказе для малышей героических комсомольцев нет, только воспоминания о деревенском детстве, светлые и чуть печальные, с той особой "дедушкиной" интонацией, которая придает налет сказочности давней истории о зачарованном саде, где однажды встретились одинокий старик и мальчишка, по которому никто не заплачет.



Read more... )
tomtar: (Default)
обложка

Сегодняшний "пятничный котик" - от Нины Носкович. Это переиздание книжки 1963 года. Текст в ней несколько непривычный: популярная сказка представлена в стихотворной версии Василия Андреевича Жуковского, на мой взгляд - несколько тяжеловесной для малышей. А вот иллюстрации получились очень легкими и немножко озорными.

    В.А.Жуковский "Кот в сапогах"
    Изд-во "Карелия" 1976
    илл.Н.Носкович
    формат 70x90 1/16
    тираж 400 000


Без кота и жизнь не та! )
tomtar: (Default)
Вот он, мальчик Дик из бедного квартала богатого американского города Нью-Йорка, верный спутник советского детства, изобильного на истории о маленьких жертвах капиталистической действительности. Дик среди них не затерялся - синяя "пиратская" бутылка, помните?



Read more... )
tomtar: (Default)
Люблю северные сказки за самобытность и удивительные сюжеты. А самая любимая, наверное, долганская сказка "Песенный человек" - очень уж незлобивый и обаятельный у нее герой. Сто лет живет, весь век песни поет, людей радует.

Песенный человек_обл.jpg


Read more... )
tomtar: (Default)
Одним из наиболее популярных дореволюционных детских изданий был "Маяк" - журнал для детей старшего и среднего возраста с отделом для маленьких. "Маяк" выходил в 1909-1918 гг. и довольно единодушно оценивается как один из лучших детских иллюстрированных журналов начала XX века. Библиографическая справка внушает уважение: "Выходил он ежемесячно, около 100 страниц, каждая с многочисленными иллюстрациями в тексте. Каждый номер составлен интересно и разнообразно. Особенной полнотой и разнообразием отличается географический отдел. В нем описываются наиболее интересные явления природы, путешествия, рассказы из жизни различных народов. Все новейшие открытия и изобретения, все яркие события – находят отражение на страницах этого журнала. «Маяк» содержит раздел «Для маленьких» занимает 8-16 страниц, предполагалось, что старшие дети будут читать этот отдел своим младшим братьям и сестрам. <...> Занятиям, играм и различным научным развлечениям посвящены приложения - по одному к каждому номеру – дающие богатый и интересный материал, чаще всего переводной: как переплетать книги, научные опыты и развлечения, как сделать фотографический аппарат, лепка. Новаторскими для детской журналистики стали рекомендательно-библиографический отдел и раздел «Письма наших читателей и ответы на них», печатавшиеся в «Маяке».

Маяк1.jpg          Маяк_1_1917.jpg

Маяк2.jpg         Маяк4.jpg




Высокими художественно-познавательными достоинствами "Маяк", несомненно, обязан своему редактору - Ивану Ивановичу Горбунову-Посадову, писателю, педагогу, издателю, одному из ближайших сподвижников Льва Толстого и просто хорошему и скромному человеку.

Read more... )
tomtar: (Default)
    Б.Иртышский, Е.Дульнев, В.Корнев "Атаман Пузырь"
    Томское книжное изд-во 1960
    рис.В.Г.Гроховского
    формат 84x108 1/32
    тираж 75 000
Первое издание этой повести вышло в 1935 году в довольно своеобразных обстоятельствах: книга была написана, сверстана и напечатана воспитанниками Томской трудовой коммуны ОГПУ, созданной как "молодежное отделение" Сиблага на месте нынешнего города Северска. Авторы ее рассказывали о том, что знали - о себе, беспризорной шпане, и исправительно-трудовой колонии, в которой из атаманов делали бригадиров. Мне кажется, повесть была написана под влиянием вышедших несколькими годами ранее "Педагогической поэмы" и "Республики ШКИД", но более всего - фильма "Путевка в жизнь", некоторые эпизоды которого легко узнаются на страницах книги томских коммунаров. Правда, сами авторы "Атамана Пузыря" утверждали, что толчком к написанию повести послужила самодеятельная книга иркутских ребят (видимо, "База курносых").
Литературные достоинства "Атамана Пузыря" невелики, и книга интересна, скорее, как отражение той эпохи.

Фабрика людей )

Пузырь_001.jpg
tomtar: (Default)
Памяти Гали, человека редкой душевной чистоты и щедрости.





    И.Сокол "Про девочку, которая ничего не хотела уметь"
    Кемеровское книжное изд-во 1971
    художник Е.Коньков
    формат 70x84 1/16
    тираж 75 000 

Одна из моих любимых детских книг - сказочная повесть Ивана Сокола о ленивой и капризной маленькой неряхе, которая попадает в волшебную страну, где ее ждут опасные приключения. Когда-то это была уютная красивая страна с приветливыми жителями, но однажды власть в ней захватила хитрая и жестокая колдунья Грязнуля, превратив все в грязь и развалины. Но королеве Грязнуле нужны новые слуги, и кто годится на это лучше, чем ленивые чумазые дети? А колдовская грязь довершит превращение маленького человека в черную глину, которую можно лепить, как хочешь.

Книга редко попадается даже у букинистов - видимо, из-за небольшого тиража и областного издательства. А сказка очень неплохая. Сюжет, конечно, не слишком оригинален, есть явные нестыковки, но написано живо и увлекательно. С детства запомнились бесшабашные "разноцветные девчонки" Грязена, Грязава и Грязнуша, которым никто не мешал с разбегу бухнуться в огромную лужу и вдоволь в ней поплескаться. Запомнился и жутковатый Смоляк, своеобразный голем, послушный злой воле. Как всякая порядочная сказка, повесть И.Сокола содержит "добрым молодцам урок": младшим - о необходимости опрятности и личной гигиены, старшим - о том, что нельзя допускать, чтобы тебя превратили в грязь.

Целиком повесть лежит здесь (PDF 112 Мб).

Под катом несколько глав и иллюстрации.




Read more... )
tomtar: (Default)
В былые времена, когда мы всей душой переживали за судьбу несчастных и обездоленных жителей стран с иным социальным строем, любовью юных читателей пользовалась повесть Н.Кальма "Черная Салли". Сюжет ее сплетается из двух историй: эпизодов из жизни школьников бедной окраины Нью-Йорка и рассказов чернокожей бабушки Салли о своем детстве, о рабстве, о войне между Севером и Югом, о Джоне Брауне, аболиционистах и "подпольной железной дороге". Книга повесть вышла в 1939 году и дважды переиздавалась - в 1941 и 1959 годах. Текст есть в сети, познакомиться с ним несложно. Но представляет он издание 1959 года, во всем повторяющее довоенные, но с совершенно другим эпилогом.

Подсказка [profile] murmon заставила меня перелистать книжку 1941 года. Не могу с уверенностью утверждать, что оба довоенных издания идентичны, но, скорее всего, так и есть. Отличия в описании из каталога РНБ минимальны, разное количество страниц может объясняться небольшим различием форматов и тем, что иллюстрации со вклеек перекочевали на страницы.

card_38569_19.png   card_38569_18.png



Рисунки в книгах 1939 и 1941 годов принадлежат Николаю Жукову. Они показались мне выразительнее иллюстраций В.Высоцкого к третьему изданию.

Черная Салли_001.jpg


Read more... )

tomtar: (Default)
"Все кругом говорят: «Жаконя, Жаконя!» А кто такой Жаконя - никто толком и не знает."
(Юрий Магалиф "Приключения Жакони")


Любимой игрушкой моей старшей сестры была плюшевая обезьянка. По-моему, она до сих ее хранит. Сила детской любви оставила проплешины на шоколадной шкурке, а байковая мордочка и вовсе протерлась до дыр, но обезьянка неизменно сидела на самом видном месте в сестрином уголке. Звали обезьянку Жаконя. На мой недоуменный вопрос, откуда взялось такое имя, сестра, как само собой разумеющееся, сообщила: "Была такая передача".
"Тяпа, Ляпа и Жаконя" к тому времени уже переселились в архив Ленинградского телевидения, у меня и моих сверстников были другие передачи, и вряд ли кто-нибудь из нас распевал самоуверенный рефрен "Жако-о-о-ня молодец!" Но причина появления в доме игрушечной обезьянки была, безусловно, понятной и уважительной.



Правда, она все равно не объясняла странного имени. Ссылка на книгу о приключениях одноименной тряпичной обезьянки тоже не показалась мне веской: имя героя в ней было уменьшительным от Жако. Обезьянка Жако - абсурд! Жако - освященное временем имя для попугаев, чудесный рассказ Сергея Воронина не оставлял в этом сомнений. А обезьянка должна была бы называться Читой или, на худой конец, Чи-чи.
Обезьяна Чи-чи-чи
Продавала кирпичи.
За веревку дернула
И...


Ну, не важно...

А может быть, истоки загадочного имени кроются в событиях столетней давности, происходивших в месте, над которым сияло волшебное слово "Чинизелли"?

Браво, Жакомино! )
tomtar: (Default)
В не столь уж далекое время длина штанов имела архиважное значение: она символизировала границу между мальчиком и мужчиной. "Длина брюк обозначала возраст. Только по достижению десяти-двенадцати лет мальчики, отправляясь в гимназию, лицей или школу, надевали свои первые длинные брюки", отмечает в своей книге "Ленты, кружева, ботинки..." Раиса Кирсанова.

А был он заправским мужчиной,
С сознанием собственных сил,
И ножик вертел перочинный,
И длинные брюки носил.
<...>
О мой благородный и гордый
Заступник, гигант и герой!
В то время ты кончил четвёртый,
А я перешёл во второй.

(В.Берестов "Великан")

t_eryomina_murzilka_1962_9.jpg


Разумеется, детские книги не могли пройти мимо столь значимого жизненного рубежа.

То были торжественные дни всеобщего признания моего величия и длинных брюк навыпуск )
tomtar: (Default)
    Л.Токмаков "Мишин самоцвет"
    Детская литература 1969
    рис. автора
    формат 70x90 1/16
    тираж 300 000
    64 стр.


Это в полном смысле авторская книга, очень личная - Лев Токмаков выступает здесь не только как иллюстратор, но и как писатель, опираясь на вспоминания о своем уральском детстве, о друге, тоже Леве, жившем на другом конце поселка. "Дома деревянные, тротуары деревянные. Одна пожарная каланча кирпичная. Вокруг тайга. Летом раздолье, а вот зимой заносило поселок снегом по самые окна."
Героя повести зовут Миша, но это не важно. Он тоже живет в поселке на на окраине большого уральского города, в деревянном доме, с порога которого видна тайга, а из окна - завод. А в ста километрах от города Мурзинская копь, цветущая "горными цветами" - топазами, аметистами, рубинами, сапфирами. Миша научится в них разбираться благодаря своему другу и тезке, насмешливому самоуверенному Похлебкину-младшему, сыну геолога. Похлебкин-старший устроит мальчишкам поездку на рудник, и Мише повезет, он наткнется на "занорыш", найдет свое геологическое счастье - чудесный камень аметист, темно-фиолетовый, с краснотцой. Невозможно насмотреться!
Не знаю, собирал ли в детстве Лев Токмаков коллекцию минералов, спускался ли в копи, но мальчику из своей повести он подарил не только чудесную находку, но и взгляд настоящего художника, который видит не новый экспонат для коллекции, не драгоценные камни, а самоцветы, живой разноцветный огонь. Красоту ненаглядную.

Мишин самоцвет_обл.jpg


луга цветами цветут, а горы - хрусталем )
tomtar: (Default)
Для себя я называю это "эффектом Буратино" - в маленькой преамбуле к "Золотому ключику" автор признается, как у него возник замысел книги: "Когда я был маленький, - очень, очень давно, - я читал одну книжку... Теперь, через много-много лет, я припомнил моего старого друга <...> и надумал рассказать вам, девочки и мальчики, необычайную историю."

Рассказать своими словами запомнившуюся историю берутся многие. Как пишут в титрах голливудских фильмов: "inspired by..." Натренированный потоком римейков взгляд то и дело выхватывает подозрительные параллели.

Барабанщики, марш! )
tomtar: (Default)
    В.Орлов "Грустный пароход"
    Изд-во "Малыш" 1969
    Рис.Г.Макавеевой
    формат 60x90/8
    тираж 200 000
    


Потороплю лето книжкой стихов Владимира Орлова. Не верьте печальному названию - она о веселых солнечных днях у моря и теплом волшебстве южной ночи.

Грустный пароход_001.jpg


Read more... )

tomtar: (Default)
    М.Скороходов "Северные робинзоны"
    Северо-западное книжное изд-во, Архангельск 1965
    Рис.Н.И.Кислякова
    формат 60x84 1/16
    тираж 30 000


"У меня не мог попасть от дрожи зуб на зуб. А эти совы, волки! Да и что будет дальше? Скоро ли и как мы устроимся? Соли не станет! Воды и теперь уже нет! <...> Я даже принялся читать Робинзона, которого унес с собою из дому даже в лес, как друга и наставника. Но Вася остановил меня.
- Не стоит, Сергей Александрович, только время потеряем, - сказал он, - у него место и природа была одна, а у нас другая, и научить он нас ничему не может. Давайте лучше сами придумаем, как быть."


Этот отрывок из "Робинзона в русском лесу" Ольги Качулковой можно было бы поставить эпиграфом к любой отечественной робинзонаде. Суровый климат придает историям о вынужденном отшельничестве дополнительный драматизм, вспомнить хотя бы "Берунов" З.Давыдова или недавно переизданную повесть Николая Внукова "Один". "Северным робинзонам" Михаила Скороходова приходится выживать в условиях Заполярья. Художественные достоинства повестей, на мой взгляд, довольно скромные, но изъяны повествования скрашиваются приключенческим сюжетом и увлекательными деталями приполярной жизни, с которыми автор знаком не понаслышке.

После окончания Литинститута Михаил Скороходов в течение нескольких лет жил на Крайнем Севере, работал работал в редакции газеты "Полярная звезда" на Диксоне, был корреспондентом ТАСС в Архангельске. В 1967 году вместе со своим другом, потомственным помором, Скороходов совершил невероятный переход на небольшом деревянном карбасе древним поморским путем вдоль берега Ледовитого океана, по волокам через Канин и Ямал, из Двины в Обскую губу и далее - в легендарную "златокипящую" Мангазею. Эту экспедицию Скороходов описал в документальной повести "Путешествие на "Щелье". Впоследствии подобный маршрут многие пытались повторить, но без особого успеха. Цель путешествия была достойна любого почитателя Стивенсона, Мелвилла и Хейердала: "Я прожил на Севере пятнадцать лет, написал о полярниках несколько книг и решил вернуться в родные края, уехать из Архангельска в Казань, там рядом город Чистополь, в котором я родился, и Кама, единственная река, впадающая в мое сердце. На прощанье хотелось посмотреть на "фасад России" и написать книгу о нашем путешествии, в основном для мальчишек."

Повести, вошедшие в сборник "Северные робинзоны", рассказывают о событиях вымышленных, хотя в основе их лежат многочисленные невыдуманные истории испытаний Севером.

СР_001.jpg


Read more... )
tomtar: (Default)
    Китайские народные сказки
    Челябинское книжное изд-во 1954
    илл.В.Челинцовой
    формат 84x108 1/16 
    тираж 100 000
Наиболее плодотворно Валентина Челинцова сотрудничала с издательством «Детская литература», выпустившем такие замечательные работы как "Окся-труженица", "Айога", " Маленький Митрук и большая тундра". Однако как художник-график Челинцова сформировалась в Челябинске, где она прожила сорок лет. Под мягкой обложкой книжки, вышедшей в 1954 году на плохой бумаге и с не лучшей полиграфией, всего две сказки. Челинцова отдавала себе отчет в ограниченных возможностях Челябинского книжного издательства. Но она говорила: «Работать же можно на любой бумаге, любыми средствами. Лишь бы композиция была хорошей по мысли и рисунку».



Китайские сказки_обл.jpg


Read more... )
tomtar: (Default)
Спиридонов_001.jpg Тощенькая книжка Куйбышевского издательства, название вполне в духе времени, в шестидесятых такие были не редкость: "Странный человек Валька Сорокин". Считается детской, но скорее для взрослых. Напоминает, пожалуй, книги Лиханова или Вадима Фролова, хотя в умении им уступает - не очень удачно балансирует между повестью и публицистикой, многие персонажи наивно-схематичны. Но мальчишка получился хороший. Живой. Умный и добрый, лучше и не пожелаешь.
Не пожелали.
Валькина мама ушла. Разлюбила и ушла, прихватив чемодан. Маленький Валька - ноша потяжелее чемодана, остался с папой. Не с чужим человеком, с родным отцом, в своем доме. Сыт, обут, одет, игрушками не обижен. Что еще нужно?
Говорят, своя ноша не тянет. Может и не тянет, но в ногах путается. Лучше, когда ее не видно и не слышно. Валька послушный: сказал папа - "помолчи!", он и молчит, сам с собой играет, разные истории сам себе придумывает. А папа, намолчавшись, привел в дом новую жену. Валька уже успел в школу пойти, до четвертого класса доучился, читать любит, мастерит что-то сам, к отцу не лезет, а лучше от этого не стало. Взрослые люди заняты собой, своими отношениями и своей работой.
А мальчик мешает. Уже тем, что он есть. Свой, чужой - все равно мешает.
Не появится в жизни Вальки ни вожатый с романтичными увлечениями, ни старый мудрый мастер с нужной профессией, ни проницательный учитель. И уйти ему некуда, никто его не ждет. Где Валькины бабушки-дедушки? Мама когда-то была...
Едет зеленый поезд на выдуманный Валькой курорт, оставляет за спиной постылый дом. На конечной Валька выйдет.


Read more... )

Скачать полный текст (PDF 46 Mb)
tomtar: (Default)
    Луда "Сторож саванны"
    Детская литература 1972
    рис. Д.Хайкина
    формат 60x90 1/8
    тираж 300 000


Людмила Маковская, писавшая под псевдонимом Луда, родилась в 1913 году в Берлине, но почти всю свою жизнь - а это без малого 90 лет - прожила в Париже. Начинала она как скульптор, потом была внештатной журналисткой, работала для радио и кино, а с 1954 года полностью посвятила себя писательскому ремеслу. Много сил Луда отдала пропаганде русской культуры во Франции - в ее переводе выходили русские народные сказки и сказы Павла Бажова, которым она восхищалась. Вместе с мужем, кинoкритиком Жаном Шнитцером, Луда работала над книгами, посвященными истории советского кино, а самостоятельно писала книги для детей - пересказывала сказки разных народов и сочиняла собственные. Некоторые из них были изданы в Советском Союзе - неплохой сборник легенд о средневековых ремесленниках "Кузнец Энрик" (1959), его расширенный вариант под названием "Трудус, Трудум, Труд" (1964), сказка по мотивам фольклора южноамериканских индейцев "Властители леса" (1970) и кенийская сказка "Сторож саванны" (1972). Две последние книги проиллюстрировал Давид Хайкин. На их страницах буйствует цвет, сочный, бескомпромиссный, не знающий тени - циановые джунгли, пурпурная саванна.

Луда_001.jpg


Read more... )
tomtar: (Default)
    И.Дворкин "День начинается утром"
    Детская литература 1965
    рис.Л.Павловой
    формат 70x90 1/16
    тираж 100 000


"Я был мальчишкой во время войны, и "День начинается утром" - книжка обо мне и моих товарищах". Первая, во многом автобиографическая повесть Ильи Дворкина предшествует "Голове античной богини", современный сюжет которой перебивается воспоминаниями отца героини о своем детстве. В "Голове" - это первый послевоенный год. В "Дне" - первый год войны.

Дворкин_День_obl.jpg
Read more... )
tomtar: (Default)
    И.Дворкин "Ситцевый разбойник"
    Детская литература 1972
    рис. Ю.Данилова
    формат 60x90 1/8
    тираж 150 000

С писателем Ильей Дворкиным меня познакомил журнал "Костер", в котором печаталась его повесть "Голова античной богини", солнечная, летняя книга, надолго ставшая одной из самых любимых. В ней были теплое море, синее небо, рыжие обрывы и, как обещал в самом начале автор, тайны, погони, верные друзья и непримиримые враги. И ещё рассказ о верности, о благородстве и о хороших людях, которые всегда в конце концов побеждают плохих. В сущности, о том же были и другие книги Дворкина, появившиеся потом на моей книжной полке: "День начинается утром", "С парусом за спиной", сборник повестей для взрослых "Взрыв".
"Ситцевый разбойник" попал ко мне позже всех и оказался непохож на остальные книги. Это маленькая непритязательная сказка-игра, придуманная, скорее всего, для "внутреннего пользования" - для вполне реального мальчика Кузи или девочки Васи и забавной игрушки, которую смастерили из потертого кошелька и лоскута пестрого ситца.



Read more... )
tomtar: (Default)
Как мы росли_илл1.png

12 апреля - день рождения Галины Владимировны Карпенко (1908-1979), негромкой хорошей писательницы. Ее перу принадлежит не так уж много книг и, наверное, не все их читали. Зато кто-то может вспомнить симпатичную короткометражку "Тамбу-Ламбу", поставленную по одноименной повести, и уж без сомнения многие знают и любят замечательные сборники "Круглый год", добрый десяток лет выходившие по вдумчивым редакторским оком Галины Карпенко. Дебютная же повесть Карпенко "Как мы росли", рассказывающая о детстве в послереволюционной Москве, вышла в 1956 году, когда писательнице было уже под пятьдесят. Текст есть в сети и, мне кажется, его стоит прочесть.

Всего у Карпенко наберется десяток небольших повестей и несколько пьес. У меня на полке стоят четыре книги - шесть повестей. Об одной из них, "Шуре", уже был разговор; пришло время вспомнить об остальных.





Read more... )
tomtar: (Default)
Жили-были в одном городе чудаки, называвшие себя чинарями и обэриутами. Чудаки полагали, что житейская логика необязательна для искусства, а то, что люди несведущие называют абсурдом, на самом деле - прозекторски реальный взгляд на суть вещей. Окружающие их сознательные граждане единодушно, под бурные аплодисменты аудитории, осуждали это дикое литературное хулиганство.
Самолёт стоит на поле,
На колёсиках стоит,
Он готовится к полёту,
Он пропеллером блестит.
Затрещали три мотора,
Три мотора по бокам -
Побежал самолёт,
Полетел к облакам.
Два механика - пилота,
Между крыльев впереди,
Управляют самолётом
У мотора впереди.
Я сижу, читаю книжку,
Я в окошечко смотрю,
Я немного почитаю -
И в окошко посмотрю.
Я прочту про город Клязьму,
Я на Клязьму посмотрю,
Я прочту про город Вязьму,
Я на Вязьму посмотрю.
Я над Новгородом трубку
Вынул трубку и набил,
Я над Псковом эту трубку,
Эту трубку закурил.
Я над Псковом чиркнул спичку,
Чиркнул спичку и зажёг,
Потушил её и бросил
Прямо в Вышний Волочок.

Read more... )

tomtar: (Default)
    Б.Ряховский "Золотая полоса"
    Детская литература 1972
    Рис.Л.Кузнецова
    формат 70x90 1/16
    тираж 300 000
    48 стр.

Маленькая повесть Бориса Ряховского рассказывает о промысле экзотическом и романтичном - старательстве.
Крошечный старинный городок где-то на Урале с давних пор славился двумя вещами - золотодобычей и белопупыми огурцами. Так и на гербе изображено: на одной половине - старательская лопата, на другой - огурец. На одном берегу реки - Пески, старательская слобода, на другом - Огородники, совхозная усадьба. Городок, основанный золотодобытчиками, давно уже не живет старательским трудом. Перевелось здешнее золото. Один только упрямый дед Василий не бросает потомственного ремесла, все ищет свою богатую жилу. По старинке, собрав артель из пары стариков и внука Васи, отправляется мыть золото. Не корысти ради, а чтобы не умерло вековое старательское умение, чтобы правнуки помнили, на чьем труде и упорстве встал и рос городок.
Не знаю, почему повесть рекомендована для старшего дошкольного возраста. Она вполне годится и для детей постарше, увлекая описанием старинных старательских приемов - всеми этими ковшами, "дудками" с воротом, колодой, "пахарем". А о героях своих Ряховский пишет уважительно и сердечно, беззлобно посмеиваясь над своенравным старым упрямцем и сочувствуя его истовой преданности своему капризному ремеслу.

Ряховский_обл.jpg


Read more... )
tomtar: (Default)
    Е.Шварц "Сказка о потерянном времени"
    Южно-Уральское книжное изд-во, Челябинск 1972
    Илл. М.Майофиса


Как все произведения Шварца, "Сказка о потерянном времени" адресована не столько детям, сколько взрослым. Ну какой ребенок всерьез задумывается над призывом: "помни: человек, который понапрасну теряет время, сам не замечает, как стареет"! В детстве время медленное, а жизнь бесконечна. Это взрослый, замечающий, как стремительно ускоряется ход дней, способен печалиться: "куда подевался мальчик, которым я был когда-то?" Это взрослый знает, что вновь ощутить себя ребенком можно лишь на краткий миг. А ребенок верит, что если покрутить назад стрелку ходиков, все станет как прежде. И ничуть не жалеет волшебников-старичков, трясущихся над каждым драгоценным часом. Разве что чувствует легкую жуть, исходящую от этой короткой городской сказки.
Иллюстрации М.Майофиса тоже подчеркнуто мрачные: темная лесная хижина, черные деревья городских улиц, тонированная бумага, желтоватая, как старческая кожа бывшего мальчика Пети.
Кстати, по словам В.Траугота, в образе мальчика-старичка из "Сказки о потерянном времени" Михаил Майофис изобразил самого себя.

mayofis_ill_cr2.jpg   Майофис_фото


Шварц_обл1.jpg





Read more... )
tomtar: (Default)

Встретим весну лирическим сборником Е.Трутневой с названием "Проталинки".
В Музее детской книги уже не раз говорили о стихах Евгении Федоровны Трутневой. Сборник 1958 года на фоне показанных книг выглядит очень скромно. Черно-белые иллюстрации сопровождают текст почти незаметно для глаза. Автор их - Е.Монин, и я теряюсь в догадках: неужели это ранняя работа того самого Евгения Монина, не несущая, кажется, ни малейших отпечатков его характерной манеры.

    Е.Трутнева "Проталинки"
    Детгиз 1958
    рис.Е.Монина
    формат 70x90 1/16
    тираж 35 000
    63 с.  


Read more... )
tomtar: (Default)
    Г.Горбовский "Чудеса под ногами"
    Детская литература 1967
    рис.М.Беломлинского
    формат 60x90 1/8
    тираж 300 000
    16 стр.

Герой легендарной "Пуговки", бдительный босоногий Алешка не прошел мимо валявшейся на дороге пуговицы - и помог разоблачить шпиона и диверсанта.
Книга Глеба Горбовского тоже рассказывает о сокровищах, буквально валяющихся под ногами, и тоже начинается с пуговицы - пуговицы, многоe повидавшей в своей жизни.

Чудеса_cover.jpg


Коричневая пуговка валялась на дороге... )
tomtar: (Default)
    "Японские народные сказки"
    Детская литература 1965
    рис.Н.Лапшина
    формат 70x90 1/16
    тираж 150 000
    80 стр.
Каковы бы ни были отношения со Страной восходящего солнца, японские сказки к нашему читателю поступали исправно и многообразно. К примеру, первая сказка из этого сборника наверняка больше известна в мультипликационном варианте, под названием "Обезьяна с острова Саругасима". А сюжет второй сказки удивит неожиданным сходством с историей с другого конца земли, из Ирландии. Ну а самая известная сказка, разумеется, последняя - про мальчика, чье имя оказалось длиннее его жизни.

Минимализм рисунков Николая Лапшина как нельзя более органичен в книге сказок из Японии. Книга 1965 года повторяет издание 1936. Простая форма - непростое содержание.

JapTales_cover.jpg


Read more... )
tomtar: (Default)
Шманкевич_cover.jpg Лучшие из веселых рассказов Андрея Шманкевича, на мой взгляд, - это истории про Витю и Митю. В этом сборнике их нет, и самое веселое здесь - охотничьи и рыбацкие байки. Школьные рассказы получились несколько назидательными, зато удались истории с героями-малышами: "Путешественники", "Черт", "Ванька-встанька". Шманкевич - отличный рассказчик. Ну а каким еще мог быть зам главного редактора журнала с названием "Затейник"?

   А.Шманкевич "Веселые рассказы"
   Советская Россия 1959
   илл. Л.С.Котлярова
   обложка А.И.Добрицына
   формат 70x92 1/16
   тираж 165 000
   88 стр.


Хоррроша рррыбка! Ррррыбка хоррроша!.. )
tomtar: (Default)
    М.Барышев "Маленькие поморы"
    сборник рассказов
    Детгиз 1958
    Рис.Л.Хайлова
    формат 70x92 1/16
    тираж 30 000
    88 стр.


За жизнерадостной обложкой маленькие поморы строги и неулыбчивы. Суровая северная жизнь с малых лет диктует простоту и определенность: за подлость принимают расплату, за смелость не ждут похвал. Упорство, выносливость и чувство товарищества - помор не бывает маленьким, он бывает только настоящим.

Барышев_cover.jpg


Read more... )
tomtar: (Default)
    Л.Парфенов "Неделя приключений"
    Молодая гвардия 1962
    художник В.Авдеев
    формат 84x108 1/32
    тираж 115 000
    256 стр.


Двенадцатилетние Семка и Витька живут в тихом городке, главной достопримечательностью которого является почти судоходная речка Сужа. Пароходы по Суже отродясь не ходили, но лодки встречаются, и рыбачить с них не брезгует даже настоящий моряк - Семкин дядя. Кроме дяди у Семки есть мама, красивая, молодая и строгая. Отец же - только на старой фотографии, которую мать хранит, но никогда ничего о человеке на ней Семке не рассказывает. Закадычный друг Витька побогаче родней, хотя от младшего братца избавился бы с удовольствием. Живут ребята обычной жизнью, в которой неуемная мальчишеская предприимчивость то и дело вступает в противоречие с консерватизмом взрослых. Стоит лето 1939 года. Мальчишки мечтают о подвигах, опасностях и приключениях. И, как по заказу, в городок на Суже приезжает мальчик в испанке, называющий себя Спартак - Защитник Угнетенных.
Вообще-то Спартака зовут Петькой, а иногда и попросту Поросенком. Он чрезвычайно начитан и поражает приятелей волшебными словами "оверштаг", "трави шкоты" и "обрасопить реи". У него есть сестра-двойняшка, покоряющая новых знакомых нездешней деликатностью обхождения, которая, впрочем, на брата не распространяется.
С приездом Спартака жизнь двух друзей приобретает новый смысл.

Parfenov_cover.jpg


Спартак Бич Океана, Витька Штормовой Ветер, Семка Нерушимый Утес и великий поход за сокровищами )
tomtar: (Default)
    Ю.Яковлев "Мой знакомый бегемот"
    Изд-во "Малыш" 1969
    рис.В.Дувидова
    формат 70x90 1/16
    тираж 100 000
    72 стр.


В сборник, выпущенный "Малышом", вошли не самые известные произведения Юрия Яковлева. Они о животных, но это не рассказы натуралиста. Это истории о верности, благородстве и доброте. Они про обычную жизнь и чуть-чуть про чудеса, хотя настоящая сказка здесь только одна - про доброго льва, которая легла в основу музыкального фильма "Лев ушёл из дома", снятого в 1977 году.
Несколько приподнятую интонацию рассказов подчеркивает своеобразная графика Виктора Дувидова.


Яковлев_Мой знакомый бегемот_1969.jpg


Read more... )
tomtar: (Default)
    Б.Емельянов "Китобой и его друзья"
    Детгиз 1962
    рис.И.Прагера
    формат 60x84 1/16
    тираж 150 000
    96 стр.

Сборник рассказов хорошего писателя Бориса Емельянова открывается хрестоматийным "Богатым человеком" - Пашкой-миллионщиком, знакомым, наверное, каждому советскому школьнику. На этом уступки требованиям идеологии заканчиваются и дальше идут просто рассказы для детей, написанные "умными, хорошими человеческими словами". В некоторых из них, как в "Зеленой букашине", отчетливо слышна гайдаровская интонация - дань уважения давнему товарищу, которому Емельянов посвятил целую книгу рассказов. Но лучшее в сборнике - это маленькие циклы о маленьких "Дед Макабка" и "Рассказы о маме", а еще - истории о животных, написанные человеком наблюдательным и чутким. Вот их-то и стоило бы, как мне кажется, включать во все хрестоматии для начальной школы.

"Я всегда старался писать коротко, хотя соблазн писать длинно - велик для нашего брата.
В этой книжке собраны рассказы, написанные мной в разное время. Я не знаю - хорошо они написаны или плохо, ни один писатель про себя этого не знает.
Знаю я только одно, что очень люблю все живое и доброе на нашей земле и писать мне всегда хочется о хорошем."




Емельянов_обл


Read more... )
tomtar: (Default)
    В.Воробьев "Это уж твердо"
    Детгиз 1961
    рис.Г.Калиновского
    формат 60x84 1/14
    тираж 115 000
    48 стр.


Пермский писатель Владимир Воробьев получил известность как автор сказочной повести "Капризка - вождь ничевоков". А эта книга - сборник небольших рассказов о школьниках. Рассказы как рассказы, такие любили печатать в пионерских газетах. Немного напомнили мне рассказы Ю.Сотника, только у Воробьева они чуть более прямолинейно-назидательные. Пожалуй, обращает внимание, что почти в каждом из них откровенно и спокойно встает фоном небогатая жизнь, со множеством бытовых забот и неизбежным выбором между мечтой и действительностью.
И еще то, что иллюстрации к рассказам принадлежат Геннадию Калиновскому. Они здесь не очень привычные, но все же узнаваемые.

Vorobyov_cover.jpg

Read more... )

tomtar: (Default)
Время от времени я думаю о людях, пишущих аннотации. Те, что вызывают острое желание немедленно убрать книгу подальше. Обычно меня мучает один и тот же вопрос: что это - глухота к художественному слову или тонкий слух к слову начальственному?
Книжка с невнятным названием торопится представить себя: "повесть о трудном военном детстве, о дружбе ребят со взрослым парнем-шофером, о приобщении к труду рабочего человека." Эта фраза заставила меня годами старательно обходить повесть вниманием. Нужно было сделать усилие, чтобы перешагнуть через нее и войти в ленинградский двор сорок пятого года. Пустой, как всегда.
Mus_cover.jpg "Колька Егоров умер зимой сорок третьего, а Вовка Шушарин - еще раньше, Сережка Кузнецов эвакуировался через Ладогу, и мы остались с Киркой вдвоем"

Кирке и Вальке неполных тринадцать, они соседи и ближе, чем братья. У них повадки бывалых саперов и готовность без рассуждений дать сдачи. Им не светит ни Нахимовское, ни Суворовское, и не очень ладятся дела в обычной школе. Их замотанным матерям не до них, а отцов не поднять из могилы. Они знают, как выглядят цынготные пятна и что такое "марокен". У них богатейшая библиотека, собранная из разбомбленных квартир, а в школе их обидно называют "барыгами", потому что они ходят на барахолку - купить там книги, чтобы часть из них продать и на эти деньги купить другие. Ну и чтобы сводить в кино вернувшуюся довоенную соседку. "Ребята, здорово плохо было, да?" - спросит она, тоже не с золотой ложки евшая в эвакуации. И, кажется, не удивится угрюмому молчанию. Им совсем неохота вспоминать, как было, и до одури хочется простой мальчишеской радости - велосипеда. Одного на двоих, и чтобы ветер в ушах, и бежит-бежит навстречу асфальтовая лета, а пешеходы остаются позади... Они действительно будут дружить с парнем-шофером и старичком букинистом, которые, конечно, многому их научат, но, главное, просто найдут время поговорить, серьезно и внимательно, как со взрослыми. Да они и есть взрослые, которых по какой-то нелепой привычке продолжают считать детьми.

"- Пусти! - Я дернул плечом. Но Кирка не убрал руку.
- Пошли, пока живы, Валя, - сказал он тихо.
А я разозлился.
- Лежи себе в канаве, и будешь жив...
Кирка взглянул на меня хмуро и сказал еще тише:
- Думаешь, я вернусь без тебя домой?
- А куда ты денешься?
- Денусь... минных полей хватает, - ответил Кирка, отвернувшись, и двинулся к дороге.
И я встал и пошел за ним."


Read more... )
tomtar: (Default)
    С.Сахарнов "Заколдованные острова"
    книжка-картинка
    рис.Р.Варшамова
    Детская литература, 1975
    формат 60x108/8
    тираж 300 000


Эффектная познавательная книжка для дошкольников. "Детская литература" в семидесятых-восьмидесятых годах выпустила целую серию таких тонких книг необычного - квадратного - формата с яркими иллюстрациями. Не так давно ИДМ Мещерякова переиздал несколько книжек-картинок с иллюстрациями Варшамова: "Палеонтология в картинках", "Птицы. Орнитология в картинках", "Рептилии". Надеюсь, до книжки Сахарнова тоже дойдет очередь.



Read more... )
tomtar: (Default)
    Э.Сухомлинов "На самом северном полюсе"
    Мурманское книжное изд-во, 1974
    илл. В.Конева
    формат 60x90/8
    тираж 150 000


Это книжка для мальчишек. Она и построена как истории, которые папа, командир подводной лодки, рассказывает маленькому сыну: о футболе на Северном полюсе, о медведях и дельфинах, о флотской службе и настоящей храбрости.



Read more... )

tomtar: (Default)
      Б.Костюковский "Поездка к солнцу"
      Детгиз 1958
      рис.И.Архангельской
      формат 70x92 1/16
      тираж 30 000


Повесть Бориса Костюковского "Поездка к солнцу" переиздавалась не раз. В большинстве изданий она выходила под одной обложкой с продолжением - "Куда прячется солнце", а иллюстрации к обеим повестям принадлежат Н.Кочергину. Но рисунки к первому изданию выполнила И.Архангельская. Эту книгу и покажу. А из переиздания позаимствую кусочек предисловия, написанный А.Шаровым:
"Бывает, что у писателя есть главная книга, в которой собственное его детство, собственные воспоминания теснее всего сплелись с судьбой героя. Мне кажется, что эта книга, состоящая из двух повестей — «Поездка к солнцу» и «Куда прячется солнце» — такая главная книга, что в неё вложено всё лучшее, что подарила ему судьба."




Read more... )
tomtar: (Default)
"До Нижней Пщины было ещё далеко, Евгений решил посвятить своё новое путешествие изучению польского языка.
— Агнешка, — сказал он, выглянув из-за книжки, — тут какая-то ошибка, Здесь написано: «Жница жнет жито, а в жите жужжит жужелица».
— Никакой ошибки! Так бывает! — энергично вмешался дядя Стась.
— А по-моему, это невозможно! — сказал Евгений.
— Отчего же? — вежливо спросила Агнешка. — Летом жницы жнут, и бывает, что в жито на минутку заглянет жужжащая жужелица.
— Но разве бывает столько жужжащих звуков в одном предложений?
— Бывает и больше. Представь себе, что жницы жнут жито, например, в Косьцежине, Ожише или Кшиже.
— Или в Щебжешине, — для большей точности добавила тётя Геля.
— Просто голова идёт кругом, — сказал Евгений."
(А.Осецкая "Здравствуй, Евгений")

Не знаю, были ли в оригинальном тексте трогательной и немного грустной сказки Агнешки Осецкой жницы и жужелицы, но в любом случае - браво переводчику. Хоть так, хоть приглушенно, донес он до русского уха могучее жужжание, коим славны Пщины и Щебжешин. "W Szczebrzeszynie chrząszcz brzmi w trzcinie i Szczebrzeszyn z tego słynie" - строчка, знакомая каждому поляку.

Read more... )
tomtar: (Default)
    Шукурбек Бейшеналиев "Маленькая всадница"
    Детская литература 1971
    Рис.П.Саркисяна
    Пер.С.Баруздина
    формат 70x90 1/16
    тираж 300 000


Эта книга - пример советского интернационалистического воспитания: автор, киргиз, пишет повесть о монгольской девочке, которая переводится на русский и издается солидным тиражом. Русский текст принадлежит Сергею Баруздину, и характерные интонации баруздинских рассказов заметить в нем нетрудно. Несмотря на экзотический материал, история о шестилетней степнячке получилась простой, ясной и симпатичной.

Read more... )
tomtar: (Default)
Обложка обещала приключения. Аннотация обещала тайну. Этого мне хватило, чтобы взяться за книгу.
В десять лет увлекают лихие сюжетные перипетии, а не тонкость чувств и богатство речи. И бог с ним, что персонажи весьма схематичны: полюбить их - его - все равно можно, потому что главный герой сам умеет любить. "Великое плавание" Зинаиды Шишовой рассказывало о путешествии Христофора Колумба. История, суть которой давно уже превратилась в фразеологизм, ставший синонимом банальности, была показана глазами обычного подростка. Искренний и отзывчивый, хотя и не самый проницательный на свете мальчишка радостно отправлялся в заморскую авантюру. Он видел все, хоть не все понимал сразу. Он разрывaлся между привязанностью к великолепному и слабому в своей одержимости мессиру адмиралу и к названному брату, до ума, отваги и благородства которого так отчаянно хотелось дотянуться. Переживать приходилось не за исход путешествия - он известен наперед, хотя сам путь долог и страшен, - а за испытания сердца. Потому что это повесть о верности, о людях - не героях и первопроходцах - просто о людях, которые ошибаются и платят за свои ошибки, которые дорожат дружбой и беззаветно преданны тем, кого любят. Конечно, паруса и каравеллы, а равно бури, непролазное Саргассово море, цинга и проказа, простодушные дикари и алчные завоеватели в ней тоже наличествуют на радость ценителям историй о плавающих и путешествующих. Так что книга была прочитана не раз и не два. И, естественно, хотелось узнать про то, что было потом.

С героем "Великого плавания", Франческо Руппи мы расстаемся на пороге юности. Добрейший синьор Томазо отправляет Франческо во Францию, дабы он стал всесторонне сведущим человеком и смог занять место, соответствующее его дарованиям. Предисловие подкрепляло надежды: "Это - первая книга о Колумбе. Историю его третьего и четвертого путешествий, его безвестной кончины,<...> а также дальнейшую биографию Франческо Руппи и Орниччо вы узнаете из повести "Путешествие в страну Офир". Продолжение попало мне в руки только через несколько лет. По сравнению с первой книгой, "Офир" был прискорбно худощав и с первых страниц привел в недоумение: Франческо Руппи, сорока лет, умирал на пустынном берегу Майорки. Дальнейшие главы рассказывали о счастливой случайности, спасшей его жизнь, и разных прочих происшествиях, но ни словом не касались третьего и четвертого путешествий Колумба и судьбы оставшегося в Америке Орниччо.

Неполные книжные циклы имеют над читательской душой страшную силу, заставляя пристально выискивать в том, что есть, намеки и подсказки на то, чего не достает.

Read more... )

Великое плавание          ?          Страна Офир
tomtar: (Default)
У ленинградского писателя Игоря Нерцева всего две повести. Думаю, они не очень известны, хотя и изданы приличным тиражом в "Детской литературе", а "Шуркина стратегия" печаталась еще и на страницах журнала "Костер".

"Шуркина стратегия" рассказывает об одном лете в жизни Шурки Горюнова, человека лет двенадцати, впервые попавшего в южный приморский лагерь. Шурка из "проблемной" семьи. В тексте об этом почти не говорится, всего несколько обрывочных упоминаний: "… Были в городской жизни Шурки кое-какие обстоятельства, которые приучили его засыпать самым последним, когда в комнате, наконец, становится по-настоящему тихо. <...>После того, как с его помощью устраивались на ночь двухгодовалый Васька и пятилетняя Танюшка, ему приходилось тратить ещё много нервов, чтобы их не разбудили, дали им по-человечески выспаться. Брат и сестра доверяли Шурке как никому другому. К нему первому бежали со своими открытиями и волнениями. Даже если что-нибудь болело, Шурке докладывали прежде всего, уверенные, что он моментально определит, как тут быть."
Сам-то Шурка совсем не "проблемный" ребенок, просто слишком взрослый для своего возраста. Тощий, взгляд исподлобья, ежеминутно готов огрызнуться, оборониться, если что. В вожаки не лезет, но любителя покуражиться за чужой счет окоротит не задумываясь. В отряде Шурка быстро становится неформальным лидером, даже не стремясь к этому: жестковатый и решительный, он заметно отличается от благополучных домашних мальчиков. Взрослые, как обычно, о внутренней иерархии отрядных отношений узнают последними. А Шурке, кажется, плевать на нежданный авторитет. В лагере он живет взахлеб, в постоянной лихорадочной готовности что-то разведать, куда-то залезть. Еще, еще! Больше действия, больше событий, даже если придется нарушить правила. Ему надо прожить это лето за все прошлые и будущие года, больше-то может и не придется ему побыть просто мальчишкой, наслаждающимся безмятежными летними каникулами.
В общем, об этом и книга - что Шурка успел за одну смену. Добротная повесть о каникулах. Читается она с интересом, да и перечитывается с удовольствием.

Журнальный вариант, если кому интересно, есть в сетевых библиотеках. А больше об этой книге Нерцева не буду, расскажу о второй - "Большие весенние новости".

Вторая книга появилась у меня позднее и, признаюсь честно, в память о первой, которой у меня уже нет. Все-таки "Шуркина стратегия" была любима, автор запомнился. На самом деле повесть "Большие весенние новости" была написана раньше: это дебютная книга Игоря Нерцева. Как мне кажется, очень удачная. Герои ее - шестилетний мальчик с серьезным именем Федор и его котенок Шум. Человеческий и кошачий ребенок знакомятся с жизнью, взрослеют. Каждый по-своему. У Федора молодые и веселые родители, любящие своего сына и друг друга. Не слишком обеспеченные, но им это не мешает. Умеют слушать друг друга, это важно. В общем, с родителями Федору повезло. Но даже в таком надежном и привычном мире, мальчик сталкивается с тем, чему найдет название позже: беспокойство, неприкаянность, нежность, риск, незаслуженная обида, тщеславие, подлость, мгновения счастья.




Детская литература, 1970
Рис.Р.Гудзенко
формат 70x92 1/16


tomtar: (Default)
Две книжки о дальних островах и их обитателях. Ничего исключительного, просто хорошая детская проза с немного экзотическим антуражем. Интересно, что для обоих авторов, Л.Семенова-Спасского и А.Кирносова, писательство - вторая профессия. Один из них - врач, второй - моряк. Книги их о том, что они видели своими глазами, хотя, конечно, это не документальное свидетельство, а детская история.




Л.Семенов-Спасский" "Островитяне"
Детская литература, 1970
Рис.С.Острова
формат 70x92 1/16



А.Кирносов "Маленькая земля в большом море"
Детская литература, 1977
Рис.Р.Гудзенко
формат 70x100 1/16

Read more... )
tomtar: (Default)
В.Губарев "Путешествие на Утреннюю Звезду"
Детский мир, 1961
рис. В.Алексеева





"Путешествие на Утреннюю Звезду" Виталия Губарева носит подзаголовок "повесть-сказка". На самом деле это странный гибрид сказки и научной фантастики.

Read more... )
tomtar: (Default)
Некоторые вещи в моей жизни обладали отдельным свойством: дачным. В городской квартире они, конечно, тоже не валялись бы без дела, но на даче их бытование приобретало ритуальный характер. Таким сакральным объектом был, например, диапроектор с обувной коробкой, в три этажа заполненной баночками с диафильмами. Диафильмы - это целые часы в комнате с плотно закрытой от внешнего мира дверью и зашторенными окнами, в конусе света пляшут пылинки, а на старом шкафу рядом с печкой повешена простыня, на которой расцветают волшебные картины, и слышится только скрип валика промотки и, изредка, недовольное бурчание: "ну куда ты, прокрути назад!"

Другой сугубо дачной принадлежностью была особенная книга: люто-бешено любимый "Рольф в лесах" Сетона-Томпсона. Нет, Томпсонъ-Сетона, так на ней было написано. "Приключенія мальчика-скаута, индѣйца Квонаба и собачки Скукума, съ рисунками автора" - дореволюционное издание в старой орфографии, подарок от родственников, у которых подобные книги водились во множестве.

Read more... )
tomtar: (Default)
Какое вам дело, коль нравится мне
Валяться на крыше, читая стихи,
В саду вдоль дорожек сажать лопухи,
Есть ужин на завтрак и чай на обед
И волосы красить в малиновый цвет,
Сушить на деревьях чулки и белье?!
Мое это дело и только мое!



И отчего это английскую литературную эксцентриаду обычно рекомендуют "для младшего школьного возраста"? По-моему, взрослые - читатели, а также переводчики и художники - получают от нее больше удовольствия, чем дети. Ну, во всяком случае, не меньше. Любимый сборник "Все наоборот" оказался великолепным подарком для друзей, давно уже покинувших школьную парту.

    


Жаль, конечно, было с ним расставаться. В утешение у меня осталась книжечка потоньше - "В один прекрасный день". В ней есть очень короткие стихи Виктора Рью с очень длинными названиями, а еще шутливые стихотворения Милна, Ривза и Фарджон.



- Внутре! - прошелестел старичок. - Внутре смотрите... )
- Но что будет делать Принц Всего Света без тебя? - спросила Седьмая принцесса.
- Придется ему как-нибудь обойтись, - сказал Слуга в Лохмотьях, - ведь так уж устроен свет, в нем есть те, кто остается, и те, кто уходит.

tomtar: (Default)
Мне всегда хотелось назвать эту книгу "густой". Василий Смирнов "Открытие мира" - подробное, скрупулезнейшее описание деревенского мира столетней давности, всякого его дыхания под пристальным взглядом ребенка. В детстве такие книги, по зернышку, по ниточке перебирающие житейские мелочи, вытаскивающие их напоказ как неведомые самоцветы, просто завораживали изобилием и первозданностью бытия.

"Мир был велик, таинствен и чудесен.
Он начинался в избе, в темном подполье, где лежала картошка и жили домовой и скребучие мыши. Мир выходил на улицу, простирался по шоссейке, гумну, переулкам, куда Шурка бегал играть в шары, бабки, в городки и "куру".
Кончался мир за околицей села, у Косого мостика. Там в густой сосняк падало небо.За поворотом шоссейки, у верстового столба, пропадали обычно из глаз пешеходы, грачи, подводы, собаки - пропадало все живое...
Шурке очень хотелось знать: что же там, за этим взаправду упавшим небом? Он обратился к матери. Ей было недосуг, она прогнала его прочь, и Шурка придумал свое объяснение.
Если идти все вперед и вперед, туда, где падает на землю небо, можно найти облако. Оно лежит на луговине, как студень, свалившись с неба, кусищем величиной с амбар. На вкус облако соленое, и его ночью лешие хлебают ложками."





Это нравилось.

A запомнилась ярче всего совсем простая сцена посиделок в вечерней избе, в которой пели песню с нездешним названием "Трансвааль".

Read more... )
tomtar: (Default)
Питер Джойс "Тики"
Детская литература, 1969
рис. Д.Штеренберга


На первый взгляд повесть Питера Джойса "Тики" - из разряда книг, издававшихся в Советском Союзе исключительно по причине поддержки народов развивающихся стран. Сюжет незатейлив: самый способный мальчик из африканской деревеньки получает приглашение продолжить учебу в средней школе в Большом Городе. До города - 7 дней пути через всю страну, которая сейчас носит название Замбия. Вот о путешествии-то и пойдет речь.

Read more... )