tomtar: (Default)
Стремление пересказать своими словами полюбившуюся историю, видимо, неистребимо. Открываю книгу хорошего писателя Анатолия Соболева "Воробей - птица морская". На обложке симпатичный мальчишка, мечтающий о морях и океанах, внутри - его приключения. Димка Воробьев тайком прокрадывается на судно, отплывающее, по слухам, на Филиппины. Но вместо океанского лайнера оказывается на борту рыболовецкой шхуны. Спешащие заполнить трюм уловом рыбаки не могут ради "зайца" вернуться в порт и вынуждены оставить на судне нежданного пассажира. Впрочем, скучать ему не придется.

Не думайте, что на этом судне плохо обращаются с юнгами )

kap_09.jpg
tomtar: (Default)
Городок с несерьезным названием Мышкин имени своему вполне соответствует: тихий, маленький, провинциальный, с деревянными домиками, население - 6 тысяч. В перестройку едва совсем не исчез, спасла газовая станция да вековая купеческая хватка. Из ничего, на пустом месте создали туристический центр с музеями, музейчиками, выставками, мастерскими, лавочками...
А еще мышкинцы сделали один из лучших в стране военных мемориалов. Не о подвиге и славе - о любви и памяти.

Дорогая моя семья,.. )

tomtar: (Default)

Люблю эту книжечку за неяркие краски и негромкие слова.

Томительное северное лето: ни ночь, ни день - текучее серебро. Черемуховые сумерки, отрешенный покой вод и лиц. В тусклом тумане над белесой водой воспарил то ли городок Вознесенье, то ли зачарованный Китеж-град. Сошлись на миг странники, кто за суетным, кто за вечным. В небо пропел, проплакал голос, оборвался недосказанным:

Эх, по белым полям, по широким
Наши слезы снежком замело!


Что же дальше? Была ли такая песня? Скрыт городок тихими водами и плакун-травой. Наши слезы снежком замело...

Все вокруг казалось белым )




Вуокса_церковь Андрея Первозванного.jpg












tomtar: (Default)
Совсем редко смотрю телевизор и, наверное, зря. Может быть, мне просто везет, но случайные включения неизменно радовали. Осенью произвольно нажатая кнопка высветила короткую документалку, скорее даже видеоблог в стиле "road movie" с ловким названием "Ехал грека". Фильм прошлогодний, уже шел, но мне в новинку. В нем молодой грек познает настоящую Россию, путешествуя по Золотому кольцу. Шесть серий: Кострома, Галич, Владимир, Суздаль, Ростов, Переславль. В кадре, на удивление, отнюдь не открыточные виды на достопримечательности, а скромная, живая и неподдельная русская провинция - колечко медное.

Read more... )

tomtar: (Default)
Эта книжка оказалась у меня случайно. Ладно, что уж скрывать - с помойки, где у нас время от времени оставляют стыдливые стопочки ненужных более домашних библиотек. Невзрачная обложка не слишком вдохновляла, но форзац неожиданно задержал взгляд: на размытом буро-голубом фоне проступал фантомный город с низкими домиками с башенками, извозчиками, собаками и булыжной мостовой. Неизвестный мне автор с экзотическим именем Стефан вел рассказ о мальчиках и девочках былого времени - 1927 года, если быть точным. Ребята были как ребята, ничем не выделяющиеся среди сотен прочих книжных ребят, сюжет прост, а тайны шиты белыми нитками, но неназванный Город раскинулся на страницах привольно и живописно.


Захаров_001.jpg



"Долой тряпичную соску!" )


Захаров_000.jpg
>
tomtar: (Default)
В одно далекое лето, когда наши космические корабли уверенно бороздили просторы Вселенной, на черноморском берегу готовился штурмовать межзвездные дали особый отряд космопроходцев.

Скучные, прозаичные люди сочли бы это обычным пионерлагерем. Но на самом-то деле это был лагерь космонавтов. Ну ладно, будущих космонавтов. Тех, кто мечтал однажды отправиться к звездам - к поискам, исследованиям, приключениям. Скучные, прозаичные люди небрежно отмахнулись бы от этих фантазий - подумаешь, детишки играют в межпланетных исследователей. И были бы неправы.
Кто-то, конечно, играл в космонавтов.
А кое-кто был пришельцем.


Что вы, зеленого человека не видели? )
tomtar: (Default)
    К.Кислов "Путешественники"
    Волго-Вятское книжное изд-во 1970
    илл. В.Юхтарова
    формат 60x84 1/16
    тираж 50 000


Мне всегда нравились книжки с краеведческими вкраплениями - какими-то местными преданиями или просто описаниями других мест, ближних и дальних. Не скажу, что я их специально коллекционирую, но кое-что на полках у меня осело. Как правило, выходили такие книги в издательствах областных, что удваивает мой к ним интерес. Повесть Константина Кислова из их числа - с "краеведческим акцентом" и издана Волго-Вятским издательством. Рассказывается в книге о первых пионерах и поисках сокровищ. Что ж, из этих двух составляющих могла бы получится неплохая приключенческая книга, вроде всем известного "Кортика". "Путешественникам" до "Кортика" далеко, текст рыхловат, сюжет неважно сколочен, но самобытная среда отчасти искупает эти недостатки .

Село Юрино, о котором рассказывается в повести, особенное - не крестьянское, а ремесленное. Славилось когда-то на всю Россию своими рукавишниками и кожемяками. А еще замком - затейливым шереметевским особняком, барской причудой, перед самой революцией достроенной на берегу Волги. И замок, и старые его хозяева обросли легендами и слухами, главный из которых, разумеется, - о несметных сокровищах, спрятанных где-то в окрестностях.

Kislov_000.jpg


Read more... )
tomtar: (Default)
обложка

Сегодняшний "пятничный котик" - от Нины Носкович. Это переиздание книжки 1963 года. Текст в ней несколько непривычный: популярная сказка представлена в стихотворной версии Василия Андреевича Жуковского, на мой взгляд - несколько тяжеловесной для малышей. А вот иллюстрации получились очень легкими и немножко озорными.

    В.А.Жуковский "Кот в сапогах"
    Изд-во "Карелия" 1976
    илл.Н.Носкович
    формат 70x90 1/16
    тираж 400 000


Без кота и жизнь не та! )
tomtar: (Default)
Люблю северные сказки за самобытность и удивительные сюжеты. А самая любимая, наверное, долганская сказка "Песенный человек" - очень уж незлобивый и обаятельный у нее герой. Сто лет живет, весь век песни поет, людей радует.

Песенный человек_обл.jpg


Read more... )
tomtar: (Default)
Я ее храню и иногда перечитываю - маленькую повесть провинциального автора, напечатанную в "толстом" журнале, когда мы были самой читающей в мире страной. Там ничего, по сути, не случается, не складывается в единый сюжет. Просто россыпь воспоминаний, хаотичных и до странности осязаемых.
Барачный поселок, скудный быт и свойские нравы. Пока еще праздники - в складчину, и чаще ходят не в магазины, а на барахолку, и чтобы что-то купить, надо что-то продать. А в доме новый человек с нелегким именем "отчим". Чужое дыхание, чужие шаги. Но уже со следующей главы - отец, самый настоящий, родней родного, и мать, юная, длиннокосая, любовно ворчит на своих мужиков, рукодельничая до глубокой ночи. Высыпаны щедрым ворохом чувства, запахи и вкус того, невозвратного времени, где-то между "после войны" и "счастливым завтра".
Какая же немыслимо прекрасная жизнь встает из разъятой детской памяти.

Read more... )
tomtar: (Default)
    Б.Иртышский, Е.Дульнев, В.Корнев "Атаман Пузырь"
    Томское книжное изд-во 1960
    рис.В.Г.Гроховского
    формат 84x108 1/32
    тираж 75 000
Первое издание этой повести вышло в 1935 году в довольно своеобразных обстоятельствах: книга была написана, сверстана и напечатана воспитанниками Томской трудовой коммуны ОГПУ, созданной как "молодежное отделение" Сиблага на месте нынешнего города Северска. Авторы ее рассказывали о том, что знали - о себе, беспризорной шпане, и исправительно-трудовой колонии, в которой из атаманов делали бригадиров. Мне кажется, повесть была написана под влиянием вышедших несколькими годами ранее "Педагогической поэмы" и "Республики ШКИД", но более всего - фильма "Путевка в жизнь", некоторые эпизоды которого легко узнаются на страницах книги томских коммунаров. Правда, сами авторы "Атамана Пузыря" утверждали, что толчком к написанию повести послужила самодеятельная книга иркутских ребят (видимо, "База курносых").
Литературные достоинства "Атамана Пузыря" невелики, и книга интересна, скорее, как отражение той эпохи.

Фабрика людей )

Пузырь_001.jpg
tomtar: (Default)
Памяти Гали, человека редкой душевной чистоты и щедрости.





    И.Сокол "Про девочку, которая ничего не хотела уметь"
    Кемеровское книжное изд-во 1971
    художник Е.Коньков
    формат 70x84 1/16
    тираж 75 000 

Одна из моих любимых детских книг - сказочная повесть Ивана Сокола о ленивой и капризной маленькой неряхе, которая попадает в волшебную страну, где ее ждут опасные приключения. Когда-то это была уютная красивая страна с приветливыми жителями, но однажды власть в ней захватила хитрая и жестокая колдунья Грязнуля, превратив все в грязь и развалины. Но королеве Грязнуле нужны новые слуги, и кто годится на это лучше, чем ленивые чумазые дети? А колдовская грязь довершит превращение маленького человека в черную глину, которую можно лепить, как хочешь.

Книга редко попадается даже у букинистов - видимо, из-за небольшого тиража и областного издательства. А сказка очень неплохая. Сюжет, конечно, не слишком оригинален, есть явные нестыковки, но написано живо и увлекательно. С детства запомнились бесшабашные "разноцветные девчонки" Грязена, Грязава и Грязнуша, которым никто не мешал с разбегу бухнуться в огромную лужу и вдоволь в ней поплескаться. Запомнился и жутковатый Смоляк, своеобразный голем, послушный злой воле. Как всякая порядочная сказка, повесть И.Сокола содержит "добрым молодцам урок": младшим - о необходимости опрятности и личной гигиены, старшим - о том, что нельзя допускать, чтобы тебя превратили в грязь.

Целиком повесть лежит здесь (PDF 112 Мб).

Под катом несколько глав и иллюстрации.




Read more... )
tomtar: (Default)
    М.Скороходов "Северные робинзоны"
    Северо-западное книжное изд-во, Архангельск 1965
    Рис.Н.И.Кислякова
    формат 60x84 1/16
    тираж 30 000


"У меня не мог попасть от дрожи зуб на зуб. А эти совы, волки! Да и что будет дальше? Скоро ли и как мы устроимся? Соли не станет! Воды и теперь уже нет! <...> Я даже принялся читать Робинзона, которого унес с собою из дому даже в лес, как друга и наставника. Но Вася остановил меня.
- Не стоит, Сергей Александрович, только время потеряем, - сказал он, - у него место и природа была одна, а у нас другая, и научить он нас ничему не может. Давайте лучше сами придумаем, как быть."


Этот отрывок из "Робинзона в русском лесу" Ольги Качулковой можно было бы поставить эпиграфом к любой отечественной робинзонаде. Суровый климат придает историям о вынужденном отшельничестве дополнительный драматизм, вспомнить хотя бы "Берунов" З.Давыдова или недавно переизданную повесть Николая Внукова "Один". "Северным робинзонам" Михаила Скороходова приходится выживать в условиях Заполярья. Художественные достоинства повестей, на мой взгляд, довольно скромные, но изъяны повествования скрашиваются приключенческим сюжетом и увлекательными деталями приполярной жизни, с которыми автор знаком не понаслышке.

После окончания Литинститута Михаил Скороходов в течение нескольких лет жил на Крайнем Севере, работал работал в редакции газеты "Полярная звезда" на Диксоне, был корреспондентом ТАСС в Архангельске. В 1967 году вместе со своим другом, потомственным помором, Скороходов совершил невероятный переход на небольшом деревянном карбасе древним поморским путем вдоль берега Ледовитого океана, по волокам через Канин и Ямал, из Двины в Обскую губу и далее - в легендарную "златокипящую" Мангазею. Эту экспедицию Скороходов описал в документальной повести "Путешествие на "Щелье". Впоследствии подобный маршрут многие пытались повторить, но без особого успеха. Цель путешествия была достойна любого почитателя Стивенсона, Мелвилла и Хейердала: "Я прожил на Севере пятнадцать лет, написал о полярниках несколько книг и решил вернуться в родные края, уехать из Архангельска в Казань, там рядом город Чистополь, в котором я родился, и Кама, единственная река, впадающая в мое сердце. На прощанье хотелось посмотреть на "фасад России" и написать книгу о нашем путешествии, в основном для мальчишек."

Повести, вошедшие в сборник "Северные робинзоны", рассказывают о событиях вымышленных, хотя в основе их лежат многочисленные невыдуманные истории испытаний Севером.

СР_001.jpg


Read more... )
tomtar: (Default)
    Китайские народные сказки
    Челябинское книжное изд-во 1954
    илл.В.Челинцовой
    формат 84x108 1/16 
    тираж 100 000
Наиболее плодотворно Валентина Челинцова сотрудничала с издательством «Детская литература», выпустившем такие замечательные работы как "Окся-труженица", "Айога", " Маленький Митрук и большая тундра". Однако как художник-график Челинцова сформировалась в Челябинске, где она прожила сорок лет. Под мягкой обложкой книжки, вышедшей в 1954 году на плохой бумаге и с не лучшей полиграфией, всего две сказки. Челинцова отдавала себе отчет в ограниченных возможностях Челябинского книжного издательства. Но она говорила: «Работать же можно на любой бумаге, любыми средствами. Лишь бы композиция была хорошей по мысли и рисунку».



Китайские сказки_обл.jpg


Read more... )
tomtar: (Default)
Спиридонов_001.jpg Тощенькая книжка Куйбышевского издательства, название вполне в духе времени, в шестидесятых такие были не редкость: "Странный человек Валька Сорокин". Считается детской, но скорее для взрослых. Напоминает, пожалуй, книги Лиханова или Вадима Фролова, хотя в умении им уступает - не очень удачно балансирует между повестью и публицистикой, многие персонажи наивно-схематичны. Но мальчишка получился хороший. Живой. Умный и добрый, лучше и не пожелаешь.
Не пожелали.
Валькина мама ушла. Разлюбила и ушла, прихватив чемодан. Маленький Валька - ноша потяжелее чемодана, остался с папой. Не с чужим человеком, с родным отцом, в своем доме. Сыт, обут, одет, игрушками не обижен. Что еще нужно?
Говорят, своя ноша не тянет. Может и не тянет, но в ногах путается. Лучше, когда ее не видно и не слышно. Валька послушный: сказал папа - "помолчи!", он и молчит, сам с собой играет, разные истории сам себе придумывает. А папа, намолчавшись, привел в дом новую жену. Валька уже успел в школу пойти, до четвертого класса доучился, читать любит, мастерит что-то сам, к отцу не лезет, а лучше от этого не стало. Взрослые люди заняты собой, своими отношениями и своей работой.
А мальчик мешает. Уже тем, что он есть. Свой, чужой - все равно мешает.
Не появится в жизни Вальки ни вожатый с романтичными увлечениями, ни старый мудрый мастер с нужной профессией, ни проницательный учитель. И уйти ему некуда, никто его не ждет. Где Валькины бабушки-дедушки? Мама когда-то была...
Едет зеленый поезд на выдуманный Валькой курорт, оставляет за спиной постылый дом. На конечной Валька выйдет.


Read more... )

Скачать полный текст (PDF 46 Mb)
tomtar: (Default)
    В.Воробьев "Это уж твердо"
    Детгиз 1961
    рис.Г.Калиновского
    формат 60x84 1/14
    тираж 115 000
    48 стр.


Пермский писатель Владимир Воробьев получил известность как автор сказочной повести "Капризка - вождь ничевоков". А эта книга - сборник небольших рассказов о школьниках. Рассказы как рассказы, такие любили печатать в пионерских газетах. Немного напомнили мне рассказы Ю.Сотника, только у Воробьева они чуть более прямолинейно-назидательные. Пожалуй, обращает внимание, что почти в каждом из них откровенно и спокойно встает фоном небогатая жизнь, со множеством бытовых забот и неизбежным выбором между мечтой и действительностью.
И еще то, что иллюстрации к рассказам принадлежат Геннадию Калиновскому. Они здесь не очень привычные, но все же узнаваемые.

Vorobyov_cover.jpg

Read more... )

tomtar: (Default)
    Э.Сухомлинов "На самом северном полюсе"
    Мурманское книжное изд-во, 1974
    илл. В.Конева
    формат 60x90/8
    тираж 150 000


Это книжка для мальчишек. Она и построена как истории, которые папа, командир подводной лодки, рассказывает маленькому сыну: о футболе на Северном полюсе, о медведях и дельфинах, о флотской службе и настоящей храбрости.



Read more... )

tomtar: (Default)
   Г.Ширяева "Возвращение капитана"
   Приволжское книжное изд-во 1968
   рис.В Успенского
   формат 84x108 1/32
   тираж 75 000

Галина Ширяева издавалась в основном у себя, в Саратове. Несколько ее повестей есть в электронных библиотеках, но вряд ли они на слуху. Как правило, она писала о родном городе, не называя его, но угадать место действия не составляет труда. Ее книги - о девочках-подростках, стоящих на пороге взрослости и о событиях в их жизни, помогающих переступить через этот порог. В них нет ничего скандального или щекочущего нервы, нет чудес и невероятных приключений. Правда, они нередко эмоциональны и возвышенно-романтичны. В повести "Возвращение капитана" есть и привкус мелодрамы, но это почти оправданно в истории, рассказанной "ее величеством Люськой Четвертой".

На первый взгляд Люська вполне могла бы быть "крапивинской девочкой": решительная, мечтающая о море и неоткрытых землях, привыкшая беседовать с отцом "как мужчина с мужчиной". Но Люська не мальчишка в юбке, а очень даже девчонская девочка, грозящая "все силы бросить на красоту" и мечтающая о том, "чтобы кто-нибудь хоть один раз, хоть один-единственный раз в моей жизни вот так же опустился передо мной на колено". Люська живет в тихом городке, где ничего интересного не случается и случиться не может и все знакомо до последнего кирпичика. Но в это лето!.. В это лето появляется загадочная соседка, отношение к которой у Люськи скачет от обожания до ненависти, и сокровища, спрятанные в старинных часах, и пропавшие картины, и страшная зимняя сказка, и истории с привидениями. Только это все же не приключенческая повесть. Все тайны, разумеется, найдут разгадку. Неожиданным для Люськи образом, совсем не так, как ей представлялось. Не так, как представлялось всем...

Read more... )
tomtar: (Default)
В 1922 году по решению советский властей был затеян амбициозный эксперимент: создание в Сибири Автономной Индустриальной Колонии (АИК). Более 600 колонистов из Америки и Европы, идеологических романтиков и откровенных авантюристов, прибыли в Кемерово чтобы построить здесь современный индустриальный центр. Как вспоминал один из колонистов: "Я оставил Калифорнию и отправился в Кузбасс, в Кемерово, с целью помочь восстановлению советского хозяйства. Как пролетарий, я знал, что я не смогу помочь Советскому Правительству материально и поэтому решил организовать в кругу рабочих специалистов поездку в Россию для совместной работы. Мы приехали потому, что решили пожертвовать всем, чтобы научить рабочих России новейшим методам работы и сделать их хорошими рабочими". На самом деле вклад был не только технологическим: за участие в этом проекте колонисты должны были заплатить немалую сумму - 300 долларов. Но иностранных спецов, вдохновленных размахом великой стройки, это не останавливало.

Среди "новых сибиряков" была и Рут Эпперсон Кеннел (1889-1977). Вместе со своим мужем она прожила в Кемерово 2 года, с 1922 по 1924. Рут Кеннел была одним из самых активных членов АИК "Кузбасс", работала в колонии библиотекарем и секретарем. После работы в Кузбассе она переехала в Москву и трудилась в библиотеке Коминтерна, а 1927 г. в качестве секретаря сопровождала в поездке по СССР Теодора Драйзера, который впоследствии посвятил ей новеллу "Эрнита". По возвращении на родину, Рут Кеннел обратилась к детской литературе, причем некоторые ее книги были основаны на впечатлениях от пребывания в Стране Советов: "Беспризорник Ваня" (1931), "Николка" (1943), "Приключения в России: киргизский призрак" (1947). Кузбасскому же периоду жизни посвящена ее повесть "Товарищ Костыль: сибирские хроники юного Дэвида Пламмера". Книга вышла в США в 1932 году, но советского издания не последовало - американская колония в Кузбассе к тому времени прекратила свое существование, а результаты ее деятельности трактовались весьма неоднозначно. Только в 2008 году благодаря усилиям кемеровских краеведов повесть появилась на русском языке.



Товарищи! Не плюйте в оркестр! Уберите семечки! )
tomtar: (Default)
И опять приходится благодарить интернет-обсуждения малоизвестных книг. Ну как бы мне еще попалась книга, изданная смешным тиражом в Саранске, да еще аккурат накануне "перестройки"? Две повести, а скорее даже две очень условно выделенные части одной книги - "Таня, Яник и собака Жолька" и "Чудесная звездочка" рассказывают о брате и сестре и их долгой дороге домой, к бабушке. Дороге, занявшей почти три года: 1917, 1918, 1919.

Книга, похоже, автобиографическая и, похоже, недописанная - очень уж резко обрывается грустная одиссея детей, потерявших родителей. Хроника странствий через Поволжье, Петроград и Москву напоминает старый фотоальбом: чьи-то полузабытые портреты, незнакомые улицы, несуществующие дома. Так видит ребенок: не анализируя, не обличая, лишь выделяя и запоминая навсегда поразившие сцены.

Яник и Таня, десяти и двенадцати лет, проходят через расставания, не обещающие встречи; переживают беспомощность живой игрушки в руках недоброго нездорового человека; узнают тоску и голод. Рядовая, в общем-то, история, а - трогает. В простом рассказе живет не утихшая за столько лет обида на злое слово и равнодушный обман и тихая благодарность чужим людям, чье бескорыстное сочувствие в детском воображении превратилось в чудо, помогшее уцелеть и вернуться назад.



Read more... )

Маленькие, голодные, усталые, они упорно бредут по вязкой холодной дороге, стремясь в свой заветный бабанин дом как в другую страну, самую светлую и радостную на свете, а вернее - в то безмятежное время, где "будет мама молодая и отец живой".
А я не могу не думать о том, что впереди их ждет изба с парализованной старухой, и четыре года гражданской войны, и страшный поволжский голод, и печальное взрослое знание о пепелищах "прежних мест".
tomtar: (Default)
   Софья Радзиевская "Болотные робинзоны"
   Татарское книжное изд-во 1959
   с 4 цветными вклейками
   художник В.В.Карамышев
   тираж 45 000


Первые произведения Софьи Борисовны Радзиевской (1892—1989) были опубликованы еще в начале 30-х годов. Рассказывали они о том, что было близко и хорошо известно писательнице, биологу по образованию, неутомимой путешественнице, участнице многих научных экспедиций, нередко связанных с огромным риском, о чем красноречиво свидетельствуют, например, рассказы "Хунхузы" и "Наводнение".

"За лесными сокровищами", "Тигренок Гульча", "Голубой махаон", "Джумбо", "Том-музыкант", "Два волчонка", "Витюк", "Выдра польского короля", "Пум", "Лесная быль" , "Полосатая спинка", "Круглый год" — в этих книгах перед глазами читателя проходят бабочки и лягушки, рыбы и птицы, домашние животные и дикие звери. Жизнь этих персонажей полна глубокого смысла, драматизма и абсолютно достоверна.
"Я прожила долгую жизнь в дружбе с природой, я любила и знала зверей и животных, а они верили мне и любили меня.И теперь, стоит взять перо и положить на стол лист бумаги, как меня окружают воспоминания. Барсёнок Арстан бархатной лапкой трогает моё плечо. – Помнишь? – как бы спрашивает он. Ой! Что-то тихонько щекочет ногу. Это ёж Забияка жмётся ко мне колючим боком. – Про меня ты тоже не забыла? – как будто говорит он и ласково фыркает. Том-музыкант сидит на своём любимом месте, на пороге. Он молчит, но его глаза сияют, как драгоценные камни. Мы и без слов понимаем друг друга.Но разве только они пришли ко мне из страны воспоминаний! "

Некоторые из книг Радзиевской выходили в Детгизе, но в основном она печаталась в Татарстане. Вдали от столицы были изданы ее приключенческие повести: "Рам и Гау" о первобытных людях, "Остров мужества" об архангельских поморах, занесенных бурей на Шпицберген - реальная история, легшая также в основу повестей З.Давыдова "Беруны" и К.Бадигина "Путь на Грумант"; роман "Тысячелетняя ночь", героем которого стал Робин Гуд; повесть о войне "Болотные робинзоны".

Честно говоря, не могу понять, почему центральные издательства упорно игнорировали книги Радзиевской. Это хорошая детская проза, без слащавого сюсюкания, иногда даже жестковатая, но неизменно увлекательная. Очень характерна в этом отношении повесть "Болотные робинзоны" - драматическая история жителей полесской деревушки, оказавшейся на пути фашистского десанта. Это, по-видимому, наиболее известное произведение Радзиевской, выдержавшее несколько переизданий.

Read more... )
tomtar: (Default)
 
   В.Башмаков "За синь-хребтом, в медвежьем царстве
   или Приключения Петьки Луковкина в уссурийской тайге"
   Владивосток 1972
   илл.Н.Горбунова
   тираж 30 000 экз.
Еще одна книга регионального автора, практически неизвестная за пределами Дальнего Востока. Это переиздание, впервые повесть была опубликована в 1966 году. Не могу сказать, что она поразила меня выдающимися художественными достоинствами - так, добротная пионерская повесть о шестидесятых и из шестидесятых, рассказывающая о том, что каникулы проходят интереснее, когда они заполнены полезными делами, а дружба помогает нам делать настоящие чудеса. Пожалуй, примечательна она тем, что герои ее - совершенно заурядные дети, обычные 11-12-летние ребята, не выделяющиеся ни особыми талантами ни вопиющими недостатками. Это и интересно - говорю без всякой иронии: умные, правильные, талантливые мальчики-девочки и малолетняя шпана на страницах детских книг водятся в изобилии, а рядовой ребенок вниманием не избалован.




Завязка повести тоже достаточно обыкновенная: городскому пятикласснику Петьке Луковкину пришлось срочно отправиться на лето в совхозный лагерь - его мама попала в больницу, а папа в разгар каникул других вариантов пристроить сына найти не смог. Петька мальчишка довольно покладистый и рассудительный и потому без восторгов, но послушно отправляется в незнакомую таежную деревушку. В лагере ему могло бы быть совсем неплохо, но отношения с неопытной и оттого придирчивой вожатой не заладились с самого начала. И Петька вместе со своим новым деревенским знакомцем Колей решает бежать.
Read more... )

tomtar: (Default)
Давнишний уже вопрос в "забытом-старом" о хороших книгах нецентральных издательств принес неплохой урожай. Одним из наиболее примечательных открытий стала небольшая повесть нижегородского писателя Варлаама Рыжакова "О Гриньке, о Саньке и немного о девчонках", порадовавшая свежестью, хорошим языком и ненатужным юмором. Повесть о деревне, обычной такой российской глубинке, которая не меняется, похоже, столетиями: дороги сюда прокладывать не спешат, а на проселке по осени запросто утонет трактор по самую трубу. Глушь, малолюдье, тишина до звона: на одном конце разговариваешь — на другом все слышно. Закадычные друзья Гринька и Санька от такого отрыва от цивилизации не очень страдают: с одной стороны, время описывается ненынешнее, начало шестидесятых - несуетное и неискушенное; с другой - для мальчишеской жизнерадостности глушь не помеха. А Гринька и Санька еще совсем мальчишки, сколько им - лет двенадцать-тринадцать, в прошлом году проходили "Тараса Бульбу", в этом - делали самопал, пробили пол гирей - "геркулесились", чуть не подрались из-за лыж.

Read more... )
tomtar: (Default)
   Алексей Домнин "Живая вода"
   Детская литература 1966
   рис.Г.Епишина
   формат 60x90 1/8


Хороший писатель Алексей Михайлович Домнин (1928-1982) родился в Пензe, в 6 лет переехал в Пермь и всю жизнь прожил в этом городе. Он закончил историко-филологический факультет Пермского университета, выбрав темой дипломной работы "Слово о полку Игореве", которым он увлекся под влиянием своего отца, выдвинувшего свою версию авторства памятника. Свою писательскую жизнь Алексей Домнин начал как автор повестей о древних народах Урала, потом вернулся к истории Древней Руси, к "Слову", создав его стихотворное переложение, над совершенствованием которого он работал до конца жизни. В 1968 г. Домнин написал повесть-сказание "Матушка-Русь", посвященную Святославу Ольговичу Рыльскому, предполагаемому автору "Слова". А еще он сочинял рассказы, сказки, стихи для детей, песенки для спектаклей детского театра, создал стихотворный пересказ коми-пермяцких сказаний о Кудым-Оше и Пере-богатыре. Свою книгу сказок "Ветра полная шляпа" Алексей Домнин начал чудесной фразой "Пошёл я однажды радостные слова для сказок искать". Алексей Домнин умел находить удивительное вокруг, поэтому и детские книги у него получались светлые, звонкие и радостные.
"Зачерпнул я ветра полную шляпу, потом горсть дождинок туда брызнул и кусочек радуги положил. Надел шляпу на голову, иду – смеюсь. И сам, как радуга, сияю… А в бороде у меня птичьи песни запутались…"

Рассказ "Живая вода" - просто маленькая летняя история. И немножко сказка, которую добрый взрослый человек придумал для двоих малышей.



Read more... )

tomtar: (Default)
Началось все вот с этой книги.





Г.Димитриу "Приключения аиста"
пер.с молдавского
Лумина 1971
формат 60x84 1/8
илл.автора




Read more... )
tomtar: (Default)
   А.Аксенова "Ясные звезды"
   Мурманское книжное изд-во, 1965
   рис.В.Конева
   формат 60x84/8
   тираж 100 000


В Музее детской книги показывали одну маленькую повесть Анны Аксеновой, "Про девочку Ириску и про дом с красными полосками". Герои рассказов из этого сборника немного постарше, и каждому из них пришло время совершить свой первый взрослый поступок.



Read more... )

tomtar: (Default)
   Ю.Третьяков "Алешин год"
   Центрально-Черноземное книжное изд-во 1974
   художник И.Казакова
   формат 60x84 1/16, тираж 150 000
Изящные, прозрачные рассказы о пятилетнем мальчике, совсем непохожие на юмористические книги Третьякова. Ни приключений, ни драматических коллизий, просто жизнь маленького человека от весны до весны, среди маленьких и больших людей. Рассказы простые и недлинные, как раз такие, чтобы удержать внимание Алешиного сверстника, для которого тоже время медленное, и ни один день не похож на другой. Когда-то таких книг про будничную жизнь "под малышовым углом зрения" было немало, но в последние годы, мне кажется, они стали исчезающе редкими.
Книга вышла один раз в воронежском издательстве в скромном оформлении художницы Ирины Казаковой. Семидесятые, увы, не баловали многоцветными изданиями. Но вчитайтесь в эти маленькие истории - там есть и краски, и ритм, и живое дыхание.



Read more... )
tomtar: (Default)
   "Оляпка-4"
   Пермское книжное изд-во, 1970
   обложка, форзац и титул С.П.Можаевой
   формат 60x90 1/8



Пермская "Оляпка", на мой взгляд, - один из лучших детских литературных альманахов советского периода, со своим "лицом и голосом", яркий, озорной. В наш домашний обиход из этой книжки переселились выражения "Якало-моёкало" и "Отсохни твоя нога, если я совру!" :)
Первый выпуск альманаха, задуманного как сборник для детей дошкольного и младшего школьного возраста - "веселой книжки для тех, кто любит сказки, рассказы, стихотворения, картинки", вышел в 1961 году. Затем с неравными промежутками были изданы еще 12 книг: в 1963, 1966, 1970, 1975, 1980, 1982, 1987, 1990 (два выпуска), 2004, 2005, 2009. В редколлегию "Оляпки" входили В.Воробьев, Л.Давыдычев, Л.Кузьмин. Начиная с третьего выпуска, альманах стал цветным.

Более основательно познакомиться с содержанием и историей "Оляпки" помогут две статьи:
Диалог писателей и художников на страницах пермской детской книги "Оляпка"
Диалог с читателями на страницах пермской детской книги "Оляпка"


А теперь давайте заглянем в книжку! )
tomtar: (Default)
   A.Конан-Дойл "Затерянный мир"
   Воронежское книжное изд-во, 1957
   формат 84x108 1/32
   художник В.А.Кораблинов

Обычно знакомство с Конан Дойлем начинается с рассказов о Шерлоке Холмсе. У меня оно началось с этой вот книги. В девять лет невероятные приключения маленькой экспедиции в дебрях Южной Америки совершенно меня поглотили. Сейчас, конечно, динозаврами никого не удивишь, а тогда прошлое в настоящем ошеломляло. Только позднее бросилась в глаза ирония, с которой автор относится к каждому персонажу. Похоже, Конан Дойл слегка пародировал романы Жюля Верна, поражающие зубодробительной серьезностью.



Read more... )
tomtar: (Default)
cover Адель Кутуй "Приключения Рустема"
Татарское книжное изд-во, 1964
художник С.Кульбака


Повесть татарского писателя Адельши Кутуева - весьма своеобразная книга о пионере-герое. Это одна из первых советских детских фантастических книг.

"Говорят, что не цветет папоротник. Но кто так говорит, еще ничего не знает. Он цветет, но только один из тысячи. И цветок папоротника распускается весною в полночь, всего лишь на несколько секунд. И в момент расцвета молния сверкает, гром выпадает из тучи, черти вылезают из своих нор, лес притихший освещается. <...>
Кто успеет сорвать цветок папоротника в полночь и положить его под язык, тот превратится в невидимку и чудесной силой овладеет."


Крепко запала в душу тринадцатилетнего Рустема бабушкина сказка. Выбрав подходящую ночь, он идет в лес и находит волшебный цветок. А став невидимкой, Рустем отправляется на фронт, к партизанам.



Read more... )
tomtar: (Default)
Иван Панькин "Внук зеленой молнии"
илл. Н.Кочергина и Ю.Ворогушина
"Детская литература" 1969

Панькин_фото Иван Федорович Панькин (1921-1998) пришел в литературу много испытавшим и пережившим человеком. Рано осиротев, Иван Панькин перепробовал много профессий: был цирковым артистом, служил во флоте. Во время войны воевал в морской пехоте, перенес контузию и тяжелое ранение, был награжден орденами Красной звезды, Отечественной войны I степени, боевыми медалями. После войны, став профессиональным писателем, осел в Туле. Писал он всегда о том, что знал и видел сам, не понаслышке. И всегда своеобразно, жизнерадостно, неожиданно. О своем сиротском детстве и беспризорных скитаниях - повесть "Начало одной жизни", в которой есть удивительное, слегка насмешливое описание родной мордовской деревни, поделенной на зареченских тутурок и суходольских швачей, только маленький Ваня - ни то, ни се: мать с одной половины, отец - с другой. А “Внук зеленой молнии” – это легенды о моряках. Лучшая же книга Панькина - сказы о тульских оружейниках. Как-то начальство попросило Ивана Панькина написать историю оружейного завода, а он создал легенды о мастере Тычке - занятные байки о ершистом мужичке-хитроване, которому палец в рот не клади, будь ты хоть сам царь-государь.

Сказы и легенды Панькина издавались не раз, по-отдельности и в сборниках. Книга 1969 года включает в себя матросские сказки и легенды и сказы о тульских мастерах.

Поскольку в электронных библиотеках есть далеко не все из них, позволю себе выложить здесь примерно половину сборника.


Read more... )
tomtar: (Default)
    Николай Наволочкин "Ребята нашего двора"
    Художник Э.В.Шевелев
    Хабаровское книжное изд-во, 1970


А покажу-ка я еще одну хабаровскую книжку. Я вообще люблю книги региональных издательств. Они мне интересны. Прежде всего - текстами. Оформление у этого сборника скромненькое, хотя и неплохое. А писатель - очень хороший. Самая известная книга Николая Наволочкина - замечательная повесть-сказка "Каникулы кота Егора": добрая, умная, ироничная. У меня "Егор" не сохранился - в свое время отдали родственникам, о чем сейчас очень жалею. Но в сети текст есть и, думаю, он будет интересен не только кошатникам.

А в этом сборнике - три повести о детях: "Бор-Бос поднимает паруса", "Жили-были", "Андрейка-путешественник". Повести были написаны в начале 60-х, это безошибочно узнается по некоторым бытовым деталям, но вообще-то они о вещах вневременных и потому всегда важных и интересных: о лете и каникулах, о том, как часто взрослые не слышат своих детей и как легко может причинить боль самый близкий и любящий тебя человек, пусть даже ненарочно, и том, что хороших людей можно встретить везде.

Read more... )

tomtar: (Default)
   Е.Титаренко "Открытия, войны, странствия адмирал-генералиссимуса 
   и его начальника штаба на воде, на земле и под землей"
   Центрально-Черноземное книжное изд-во
   Воронеж, 1966
   формат 60x84 1/16
   художник В.Нагаев



Прежде всего, хочу поблагодарить [personal profile] com_2, подсказавшего эту книгу. Она стала замечательным открытием: увлекательный приключенческий сюжет, обаятельные герои, озорные описания "эпохи войн" и "эпохи скучных ожиданий", опасные странствия и на удивление взвешенный, почти без натяжек рассказ о подвигах и свершениях четырех деревенских мальчишек. В общем, это книга, которая сразу же цепляет роскошным названием и не отпускает до последней страницы. Полный текст есть в сети, поэтому выложу только несколько сканов, для знакомства. Прошу прощения за качество - книга досталась мне не в лучшем состоянии.

Read more... )
tomtar: (Default)
   А.Власов, А.Млодик "Армия Трясогузки"
   Рис. Н.Кочергина
   Детская литература, 1969

   Н.Картавый "Беспризорник Кешка и его друзья"
   Рис.В.Романова
   Хабаровское книжное изд-во, 1964


Когда "Красных дьяволят" уже успели забыть, а "Неуловимые мстители" еще не взяли лихим кавалерийским наскоком всю страну, у нас была "Армия Трясогузки". В библиотеке за ней записывались в очередь. О читательской любви красноречиво свидетельствует затертая обложка: мою книгу прочитали оба класса в полном составе - наш и параллельный. И не по разу: интерес к приключениям беспризорников, где-то в Сибири в годы гражданской войны организовавшим маленькую "армию", поддерживался нечастым, но регулярным показом по телевидению одноименного фильма.




Повесть действительно очень удачная - захватывающая, динамичная, с живым языком и правдоподобными персонажами. В отличие от героев "Красных дьяволят", мальчишки из книги Власова и Млодика совершают поступки хоть и неординарные, но все же вполне посильные для подростков. Вторая часть, в которой один из ребят, нашедший своего отца, отправляется с ним в Читу, чтобы выполнить сложное задание в тылу колчаковской армии, менее убедительна, но читается почти с таким же интересом.
Read more... )
tomtar: (Default)
"Этот золоченый орнамент с вплетенными в него корабликами, воздушными шарами, скрещенными клинками и пальмами был известен любому мальчишке, который хоть что-то смыслил в приключениях. Под корочкой с такой узорчатой рамкой не могло оказаться плохой книги. Можно брать смело, и несколько дней (или, в крайнем случае, часов) головокружительных событий и путешествий в загадочные страны человеку обеспечены… <...>Называлась она «Путем отважных». Писатель незнакомый, какой-то О.Корнеев. Внутри орнамента картинка — несколько мальчишек в лесных зарослях. Похоже, что Лодькины ровесники.
...Первая часть называлась «Таинственный план». Первая глава — «Зашифрованное письмо». Правда начиналась глава не с тайны, а с обычной словесной перепалки двух братьев-мальчишек, занятых уборкой в квартире. Но ведь известно, что приключения начинаются иногда с простых, не предвещающих ничего необычного событий…

Рамка_1950 <...>Эту повесть Лодька читал до ночи и закончил следующим утром. Книжечка была что надо! Про смелых, мечтающих о приключениях пацанах. И, главное, дружных таких! О ровесниках Лодьки и Борьки. Им в опасном путешествии пришлось хлебнуть всякого, но они все-таки открыли тайну Джунгарской пещеры, о которой писал в своем дневнике Лёнькин дед-геолог…"

(В.Крапивин "Трофейная банка, разбитая на дуэли")

Те, кого заинтересовала книга, которой с таким упоением зачитывался герой Крапивина, наверняка обнаружили, что повести писателя Корнеева "Путем отважных" в природе не существует. Но нетрудно догадаться, что речь на самом деле идет о книге "Тропой смелых" Олега Корякова, вышедшей в знаменитой "Библиотеке приключений" в 1950 году. Это было не первое издание: годом раньше первая повесть молодого автора была издана в Свердловске под названием "Приключения Леньки и его друзей". Попасть с дебютной книгой в престижную серию было несомненным признанием. Под новым названием повесть Корякова была переведена на языки народов СССР и иностранные языки и отмечена третьей премией на Всесоюзном конкурсе. Но, как ни странно, после такого успеха, повесть была переиздана всего лишь дважды и оба раза в Свердловске - в 1953 и 1958 годах. Во всяком случае, упоминания о позднейших переизданий мне не попались.
Read more... )
tomtar: (Default)
   Федор Каманин "Повести"
   Детская литература, 1967
   рис.Л.Дурасова




Наверное, имя Федора Каманина мало что вам скажет. Хороший негромкий писатель, скромные хорошие книги - мало ли таких... А вот мальчишки двадцатых зачитывались его приключенческой повестью "Ванька Огнев и его собака Партизан".

Read more... )
tomtar: (Default)
   Л.Дьяконов "Олень - золотые рога"
   Рис.П.Пинкисевича
   М.: Детская литература 1969


Я очень люблю эту повесть кировского писателя Леонида Дьяконова о детях из одного дома, живших в канун революции. Эти слова были в ней главными: "про жизнь до". Тогда. Сто лет назад в тихой провинциальной Вятке. Революция в ней тоже присутствовала, но непримиримое социальное противостояние, разделившее вслед за взрослыми и детей, и даже непременный революционный матрос как-то заслонялись этим самым "про жизнь".
Про маленького Мишку и Сережку-"арестанта". Про скандальных двойняшек Тольку и Тайку, которые однажды разыграли весь двор, нарядившись в одинаковые платьица. Про забитого, вечно голодного Кольку, которого тайком подкармливали через почтовую щель. Про поляков и немцев. Про башмаки, которые застегивают специальным крючком, а окаянный крючок вечно теряется (это загадочное приспособление долго занимало в детстве мои мысли, но сейчас все проще - описание легко найти в интернете). Про сочельник, чулки для подарков, замечательные конфеты "Флора" и книжку с трудным названием "Рюбецаль", может быть - такую. Про песенку, "к азбуке помощницу":
Ах, Бабушка! Ваш Гаврила Дедушка Едет Женится Зимою И Кланяется Леночке, Машеньке, Наташеньке, Оленьке, Поленьке... Рыжая Собака Танцует У ворот... Фертики, Цертики, Ер-Еры упал с горы. Ер-Ять некому поднять. Ер-Юс, сам поднимусь.
и прилипчивые куплеты "Катя, Катя, Катенька..." Про лото - деревянные бочоночки со смешными именами "дедушка", "барабанные палочки"... Про волшебницу Афанасьевну и чудесные дымковские игрушки. Про ребят из одного двора и расписного глиняного оленя с узкими бумажками на копытцах:
Коле от Мишки
Яночке от Кольк
Сереже от Яночки
Мишке от Сережки


Read more... )
tomtar: (Default)
Этот пост о книгах начала 70-х, не редких и не дорогих, а просто из числа самых любимых. Это книги петрозаводского издательства "Карелия", время от времени появлявшиеся в наших магазинах. Каждая такая книга была как праздник: обычно на хорошей бумаге, часто с цветными вклейками. Но главное - прекрасные тексты. Дома эти книги оказались из самых "долгоиграющих".


"Калевала: карело-финский эпос"
Пересказ для детей А. Любарской
Стихотворные отрывки в переводе Л.П.Бельского, обработанном С.И.Хмельницким
Петрозаводск, "Карелия" 1973 г.


Чудесные иллюстрации Николая Кочергина и поразительные истории, сумрачные и тревожные - одно из самых сильных книжных впечатлених детства. Это прозаический пересказ со стихотворными вставками. Не сразу дались, зато надолго запомнились затейливые имена героев: старый мудрый Вяйнемейнен, веселый Лемминкайнен, кузнец Ильмаринен, чудесный сеятель Сампса Пеллервойнен, трагический Куллерво -"юноша в чулочках синих".

По-моему, эту "Калевалу" уже выкладывали в [profile] kidpix, поэтому ограничусь парой картинок. Еще иллюстрации, заставки и несколько глав лежат здесь.

Лемминкайнен   Похищение Сампо



Read more... )
tomtar: (Default)
Два года назад участники [livejournal.com profile] zabytoe_staroe и [livejournal.com profile] kid_home_lib коллективными усилиями помогли вспомнить немало хороших книг, обойденных вниманием центральных издательств. Большинство из них и сейчас можно найти только у букинистов. Но многие тексты уже появились в сети. Понимаю, что бумажное издание предпочтительнее, но электронный текст иногда - самый простой способ составить впечатление о книге:

маленький список для заинтересованных лиц )
tomtar: (Default)
   Ю.Третьяков "Начало рыбачьего патруля"
   Детская литература, 1962
   иллюстрации Евгения Мигунова, как всегда забавные и узнаваемые





Сборник рассказов воронежского писателя Юрия Третьякова стал второй книгой автора и первой, вышедшей в центральном издательстве. И, если не ошибаюсь, - последней. Веселые рассказы и повести о самых обычных мальчишках и девчонках продолжали выходить регулярно, но исключительно в Центрально-Черноземном книжном издательстве. Хотя явно заслуживали более широкой известности. Во всяком случае дилогия "Толстый мальчишка Глеб" и "Дикая жизнь в лесу", повесть "Приключения Мишки Мочалкина", сборник рассказов "Андрейка и лодырь Ромашка" и трогательный "Алешин год", мне кажется, выглядели бы очень достойно и на общесоюзном уровне. Почитать книги Третьякова сейчас проще всего, зайдя на флибусту или сайт, посвященный писателю. А здесь - несколько иллюстраций и один рассказ.

Read more... )
tomtar: (duda)
В школьные годы мне еще довелось застать такое ритуальное действо, как политинформация. Раз в неделю занятия начинались на полчаса раньше, чтобы назначенный информатор просветил своих одноклассников об обстановке в стране и в мире. Злополучное ответственное лицо уныло бубнило что-то по первой попавшейся газете, совершенно игнорируемое сонными учениками и томящимся учителем. Повесть Оскара Хавкина словно вернула меня в тоскливое политинформационное утро. Шершавым языком плаката она рассказывала самым счастливым детям самой счастливой страны о безрадостной судьбе бедного португальского мальчика.



Read more... )