tomtar: (Default)
[personal profile] tomtar
У моего отца была привычка, занимаясь чем-то, бубнить под нос стихи, ловко сплетая обрывки разных виршей в единое целое. Память у него была превосходная, а вкус своеобразный, предпочтение отдавалось творениям малоизвестным, нередко - пародийного толка.

В бою схватились двое, чужой солдат и наш.
Чужой схватил винтовку, а наш - противогаз.


У меня и сомнений не возникало, что одно из излюбленных отцовских произведений, обычно напеваемое на самодельный мотивчик, не более чем шутка.

Под яблонькой, под вишнею
Всю ночь горят огни,-
Бывало, выпьешь лишнее,
А только ни-ни-ни.

Под яблонькой кудрявою
Прощались мы с тобой,-
С японскою державою
Предполагался бой.

С тех пор семь лет я плаваю,
На шапке "Громобой",-
А вы остались павою,
И хвост у вас трубой...


Каково же было мое изумление, когда обнаружилось, что стихи принадлежат Иннокентию Анненскому. Символист, эстет, переводчик Еврипида - и "Гармонные вздохи". Ирония, несомненно. Но горькая.



плакат_война на море и на суше.jpg



Крейсер "Громобой" к войне с японскою державою отходил в морях неполных четыре года. Герой стихотворения, видно, прослужил на нем с первых дней.


Громобой_1901.jpg






Приписан "Громобой" был к Тихоокеанскому флоту и в войну с Японией вступил без особых задержек, но своеобразно: не сражался с неприятелем, а каперствовал. Всего за пару месяцев крейсера Владивостокской эскадры захватили или утопили 14 транспортов и добрую дюжину шхун.


на всех парах


Громобой останавливает японский транспорт











Как получу, мол, пенцию,
В Артуре стану бой,
Не то, так в резиденцию
Закатимся с тобой...

. . . . . . . . . . .
Зачем скосили с травушкой
Цветочек голубой?
А ты с худою славушкой
Ушедши за гульбой?

. . . . . . . . . . .
Ой, яблонька, ой, грушенька,
Ой, сахарный миндаль,-
Пропала наша душенька,
Да вышла нам медаль!


Но 14 августа 1904 года отряд из 6 японских крейсеров перехватил "Россию", "Рюрика" и "Громобоя" в Корейском проливе у острова Ульсан. Русские крейсера вступили в бой. "Рюрик", получивший тяжелые повреждения, потерял ход. Из 800 членов экипажа более половины были убиты и ранены."Россия" и "Громобой" около двух часов вели бой, чтобы дать возможность подбитому крейсеру исправить повреждение, но напрасно. Некоторое представление об этом сражении дает рассказ Сергея Григорьева "Кормовой флаг "Громобоя".

"Рюрик", потерявший управление и исчерпавший боеприпасы, был затоплен экипажем. Командующий отрядом русских крейсеров контр-адмирал К. Иессен решил отходить во Владивосток, чтобы спасти два оставшихся крейсера. "Россия" и "Громобой" также получили многочисленные повреждения и понесли потери в личном составе. "Громобой" получил большую пробоину ниже ватерлинии, из команды 870 человек в сражении 91 погиб, 185 были ранены.


после боя_борт.jpg

заделка пробоин




На яблоне, на вишенке
Нет гусени числа...
Ты стала хуже нищенки
И вскоре померла.
Поела вместе с листвием
Та гусень белый цвет...

. . . . . . . . . . . . .
Хоть нам и всё единственно,
Конца японцу нет.


на шапке - Громобой гулящая



Ой, реченька желты-пески,
Куплись в тебе другой...
А мы уж, значит, к выписке.
С простреленной ногой...



награждение.jpg




Дальнейшая судьба "Громобоя" сложилась незавидно.
После войны с Японией, "Громобой" был переведен на Балтику, прошел длительный капитальный ремонт. Перевооруженный крейсер участвовал в Первой мировой войне. В конце 1918 г. "Громобой" законсервировали в Кронштадте. В октябре 1922 г. крейсер был продан на слом в Германию, однако при буксировке в районе Либавы попал в сильный шторм, был выброшен на ограждение аванпорта и разбит прибоем. До начала Второй мировой по частям разбирался на металл на месте аварии.


конец.jpg



Под яблонькой, под вишнею
Сиди да волком вой...
И рад бы выпить лишнее,
Да лих карман с дырой.

Фруктовник. Догорающий костёр среди туманной ночи под осень. Усохшая яблоня. Оборванец на деревяшке перебирает лады старой гармоники.