tomtar: (Default)
[personal profile] tomtar
Оригинал взят у [profile] gern_babushka13 в СВЯЗЬ ВРЕМЕН

Получили в подарок роскошную книгу (балуют нас друзья, ох, балуют). Интереснейшая затея — интервью со столпами современного российского китаеведения. Кстати, часть международного проекта. Т. е. умные люди, одолевшие самую непостижимую вещь в мире — китайскую грамоту — рассказывают простыми словами, что их к этому подвигло, как дошли они до жизни такой.

РУ КИ.jpg

Начинаю перелистывать веером, задерживает стихотворение:

Большая страна Китай!
Повсюду – и там, и тут,
Цветет ароматный чай,
Который все в мире пьют…
Дальше про Шанхай, корабли...

Это же наша целинная песня! Только немножко иначе:

Хороша страна Китай,
Древних городов не счесть,
Красивый порт Шанха-(ай!)
Нá берегу там есть!

Корабли бегут в Шанхай,
Корабли бегут гурьбой,
И ароматный ча-(ай!)
Óни увезут с собой!


китайчонок Лан.jpg



О стихотворении рассказывает участник проекта, Головачёва Лидия Ивановна: «Лет пять мне было, когда я впервые узнала о Китае из потрепанной детской книжки с картинками, которую дедушка принес из библиотеки. Называлась она ''Китайчонок Лан'':

Большая страна Китай!
Повсюду – и там, и тут,
Цветет ароматный чай,
Который все в мире пьют…

Шанхай, корабли встречай,
Придут корабли гурьбой,
И чай, ароматный чай
Они увезут с собой…

В этом стихотворении рассказывалось о шанхайском мальчике, который пробрался на один такой корабль и залез в трюм. Злые английские моряки обнаружили его далеко в море и выбросили за борт. А мальчик хорошо плавал. Обнаружив это, англичане выловили ребенка и со смехом привязали к его ногам гири: ''Ну-ка, ты поныряй с гирями на ногах!..'' Ужасный этот образ остался со мной на всю жизнь. Спустя много лет мне сказали, что это было стихотворение Джека Алтаузена».

Увы, текста поэмы найти не удалось. Вместо него предлагают ссылки на «Китайчонка Ли», или Ван Ли, Агнии Барто. О том, как бедный китайчонок узнал про доброго дедушку Ленина. Вспомним про бедного индийчонка Сами, который знал «и почем в Амритсаре кони, и какой этот Ленни мудрый». Тихонов, конечно, Киплинга читал...

И совершенно неожиданно...

Александр Сидоров Китайский чай для воркутинских зэков, или Как детские стишки стали гимном советских арестантов

«Каждый кусок угля кровью зэка омыт…»
Одна из самых известных лагерных политических песен посвящена воркутинским лагерям и шахтам, где работали советские зэки. Злая, надрывная, полная ненависти к сталинскому режиму, она известна во многих вариантах; кто-то называет ее «На берегах Воркуты», кто-то – «Угль воркутинских шахт»:

На берегах Воркуты
Столбы уходят в туман –
Там живут зэка,
Желтые, как банан.


Угль воркутинских шахт
Ярким огнем горит.
Каждый кусок угля
Кровью зэка обмыт.



Песня возникла, как говорит автор, в 1947 году. Кто-то из осужденных привез в памяти конъюнктурную поэмку о зверствах английских колонизаторов... интересно, мотивчик был тот же, что у нас в 58? Стилизованный под якобы «китайский»?

А мы и другие лагерные песни пели. «По тундре, по тундре, по широкой дороге, где мчится скорый Воркута-Ленинград...»

А математики переделали «Будь проклята ты, Колыма...»:

Будь проклята ты, целина,
Что кровью студентов полита.
Сойдешь поневоле с ума
От этой затеи Никиты.

У них погибли в том году несколько человек, вагончик сгорел.
Джек Алтаузен был интереснейший человек, харбинец, он сам был «бой» на английском корабле. Выбрался в Союз, погиб на войне.


цитата

Алтаузен_фото
Яков Моисеевич Алтаузен родился 14 (27) декабря 1907 (1905) года на одном из Ленских приисков (Федосьевский прииск, ныне Бодайбинского района Иркутской области) в еврейской семье конюха и старателя Моисея Ицковича (Исаевича) Алтаузена, ссыльнопоселенца из Витебской губернии.

В одиннадцать лет по стечению обстоятельств попал в Китай. Жил в Харбине, Шанхае, работал мальчиком в гостиницах, продавал газеты, служил в качестве боя на пароходе, курсировавшем между Шанхаем и Гонконгом. Вместо прежнего имени Алтаузену было присвоено и записано в документ имя Джек. Из Харбина добрался до Читы, где встретился с Иосифом Уткиным, который помог ему добраться до Иркутска и принял участие в дальнейшей судьбе Алтаузена. В Иркутске он некоторое время работал на кожевенном заводе, на лесосплаве и одновременно восполнял пробелы в учении.

В конце 1922 года Алтаузен вступил в комсомол. В 1923 году по комсомольской путёвке приехал на учёбу в Москву, занимался в Литературно-художественном институте, где на него обратил внимание Валерий Брюсов. В конце 1920-х годов Алтаузен работал в редакции газеты «Комсомольская правда» в должности секретаря литературного отдела, которым тогда заведовал Иосиф Уткин. В ряду активных сотрудников газеты в то время был В. В. Маяковский, с которым, по поручению редакции, Алтаузен поддерживал постоянную связь; в редакции бывал и Эдуард Багрицкий.

Когда в 1939 году началась Советско-финская война, Джек Алта­узен одним из первых подал заявление в Наркомат обороны. Разрешение он получил лишь в марте 1940 года и прибыл на Карельский перешеек, когда война уже заканчивалась. С началом Великой Отечественной войны стал военным корреспондентом газеты «Боевая красноармейская» 12-й армии Юго-Западного фронта, затем работал в газете «Звезда Советов» 6-й армии. К годовщине Октябрьской революции он — первым из поэтов Великой Отечественной — был награждён орденом Красного Знамени. Военный совет армии специально заседал с необычной повесткой — заслушивались стихи и обсуждалась работа армей­ского поэта. Погиб 27 мая[5] 1942 года под Харьковом, участвуя в не­удавшемся наступлении в районе Изюм—Барвенково—Лозовая.

Почти 61 год после гибели Алтаузена сведения о месте его захоронения хранились в так называемом паспорте братской могилы в районном военкомате в числе 16 из 23 известных имён воинов, погибших или умерших от ран в 1942 году или в августе—сентябре 1943 года и похороненных в братской могиле села Надеждовка Лозовского района Харьковской области.

Отрывок из поэмы Джека Алтаузена «Повесть о капитане и китайчонке Лане» (1928) стал популярной песней, известной под названием «Большая страна Китай», которую среди прочих исполнял Аркадий Северный.



P.S. И если поискать как следует... Встречайте: китайчонок Лан!

Б.Ковынев, Д.Алтаузен "Повесть о капитане и китайчонке Лане", 1928 год, илл.И.Рерберга






































Стоит заметить, что приказ капитана - не бессмысленная жестокость, а казнь диверсанта. Поступок безжалостный, но понятный. Лан так или иначе шел на смерть.


Строчка "Много в твоей стране Маленьких Ланов есть!" заставила вспомнить вышедший двумя годами ранее рассказ Сергея Ауслендера о молчаливом Маленьком Хо.


Оригинал взят у [personal profile] lobgott в Сергей Ауслендер "Маленький Хо", 1926 год
































Ауслендер позднее включил рассказ в сильно смягченном и переработанном виде в повесть "Некоторые замечательные случаи из жизни Ли-Сяо". Маленький Хо стал Ли-Сяо, но в расширенной версии избежал пыток и самоистязания, эта участь перешла к взрослому герою.




Ли Сяо01.pngЛи Сяо02.png



Ли Сяо03.pngЛи Сяо04.png




Но мальчик все равно погибает в конце, как последняя жертва перед неминуемым торжеством революции.


Ли Сяо1.png





Интересно, что повесть явно стилизована и перекликается, по крайней мере своим названием, с дореволюционной повестью Ауслендера "Некоторые достойные внимания случаи из жизни Луки Бедо".

From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

If you are unable to use this captcha for any reason, please contact us by email at support@dreamwidth.org


 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.